.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
13 ноября 2009
http://www.strf.ru/material.aspx?d_no=25286

Зачем России нужны учёные, уехавшие за рубеж
Как организовать сотрудничество с российскими учёными, работающими за рубежом? Как привлечь их интеллектуальный потенциал к решению задач технологического развития нашей страны, кооперации и интеграции с мировой наукой? Эти вопросы стали предметом дискуссии на круглом столе «Внешняя миграция и циркуляция талантов в научно-технической сфере России: наука и власть в поиске политических решений», состоявшемся 11 ноября в Министерстве науки и образования РФ.

Анна Горбатова STRF.ru

«За пределами страны сформировалась достаточно широкая научная диаспора. Возникает вопрос: как учёным и чиновникам организовать процесс взаимодействия с ней? На каких основах и под какие задачи этот процесс должен быть настроен?», — такими словами открыл заседание круглого стола «Внешняя миграция и циркуляция талантов в научно-технической сфере России: наука и власть в поиске политических решений» Исполнительный директор Фонда «Открытая экономика» Константин Киселёв.

Циркуляция талантов vs утечка умов

Дискуссии, организованной Российской академией наук, Российским институтом экономики, политики и права в научно-технической сфере, Группой экспертного прогнозирования «СтратЭГ» и компанией «Парк-медиа», предшествовала презентация доклада «Системные исследования научной миграции в России с 1990 по 2009 гг.».

Доклад подготовлен Российским институтом экономики, политики и права в научно-технической сфере (РИЭПП) по заказу Министерства науки и образования и Федерального агентства по науке и инновациям.

По оценкам экспертов, число русскоязычными учёных, уехавших из страны, варьируется от 30 до 250 тысяч, но точных данных никто назвать не может. Равно как и доказать, что выехали самые талантливые специалисты. «Уехали наиболее ориентированные — либо на иную социально-политическую или социально-экономическую обстановку, либо на карьеру, либо на осуществление научных исследований», — такое мнение высказала заведующая отделом проблем глобализации и международного сотрудничества в сфере науки и инноваций РИЭПП Нина Семёнова, изложившая основные результаты исследования.

Интеллектуальная миграция в условиях глобализации — явление вполне закономерное. Ведь формирование общего рынка труда ещё в 60-е годы прошлого века было признано одной из главных задач создания Европейского экономического союза. «Сейчас в мире около 150 млн. человек считаются постоянными трудовыми мигранты, из них примерно 3 млн. — высококвалифицированные мигранты, в том числе студенты. В странах Евросоюза интеллектуальная миграция за последние пять лет увеличилась на 40 процентов. Таким образом, внешняя интеллектуальная миграция — это не только проблема России», — сказала Нина Семёнова.

Так в чём всё-таки проблема, если учесть, что раньше, в 80-е — 90-е годы XX века, массовый отъезд за рубеж наших специалистов мы называли «утечкой мозгов» и расценивали его как угрозу национальной безопасности, а в веке нынешнем стали относиться к интеллектуальной миграции более трезво? Проблема в том, что у нас почти нет учёных т. н. среднего поколения, которые и составили основной поток мигрантов в «лихие 90-е». К тому же до сих пор научный труд в России пока не является престижным. Остается неудовлетворительным качество подготовки студентов и будущих исследователей. Уходят из жизни носители научных традиций, создатели научных школ. Да и само российское научное сообщество деформируется.

Число русскоязычными учёных, уехавших из страны, варьируется от 30 до 250 тысяч, но точных данных никто назвать не может

Исследователи, сообщила Нина Семёнова, пришли к выводу, что взаимодействие с учёными российского происхождения, длительное время живущими и работающими за рубежом, сейчас становится приоритетным направлением для решения проблем модернизации научно-технической сферы, кооперации и интеграции с мировой наукой. Позитивный опыт, по мнению Нины Семёновой, есть «у Индии и Китая, где активно строится политика взаимодействия с учёными, выехавшими за рубеж». Авторы доклада считают, что нужно налаживать сотрудничество с наиболее талантливыми представителями русскоязычной научной диаспоры. Такое взаимодействие нужно для того, чтобы обмениваться новыми идеями и научными подходами, в том числе по вопросам менеджмента в науке, технологии проведения научного исследования, полагает Нина Семёнова. Сейчас такой обмен знаниями происходит, как правило, в рамках международных симпозиумов и конференций, и он явно недостаточен.

«Без разработанной государственной политики мы будем барахтаться на уровне частных инициатив. Стоило бы разработать систему политических и нормативных мер по регуляции и выстраиванию эффективного сотрудничества с российской научной диаспорой и мировой наукой в целом», — заключила докладчица и предложила принять Хартию исследователей, аналогичную той, что существует в ЕС.

Справедливости ради, надо сказать: и само научное сообщество, и государственная власть осознали, что ситуацию надо менять. Более того — немало делается для организации взаимодействия российской науки и с соотечественниками, сделавшими выбор в пользу работы за рубежом. Но вопрос в том...

Нужно ли сотрудничество тем, кто уехал?

По мнению исполнительного директора Фонда «Открытая экономика» Константина Киселёва, 30 процентов из уехавших никогда не вернутся в Россию, ещё 30 процентов — те, кто хочет вернуться. Оставшиеся 40 процентов — люди, способные к «циркуляции», они могут быть одинаково успешными в любой стране. «Может быть, на них и следует ориентироваться?», — задал вопрос собравшимся в зале Коллегии Минобрнауки РФ Константин Киселёв.

Ответить на этот вопрос попытался заместитель директора группы экспертного прогнозирования «СтратЭГ» Иван Стерлигов, представивший результаты экспресс-опроса работающих за пределами нашей страны русскоговорящих учёных. Они дали интервью том, как сами оценивают программы их вовлечения в развитие российского R&D (по-нашему, НИОКР). Речь, в частности, шла о Мероприятии 1.5 «Проведение научных исследований коллективами под руководством приглашённых исследователей» Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», рассчитанной на 2009—2013 годы. А также о частной программе краткосрочных визитов иностранных учёных для участия в научных семинарах в России Фонда «Династия» и о комплексе программ государственного фонда «Русский мир», нацеленного на тесное взаимодействие с диаспорой.

Из интервью 15 учёных — профессоров и завлабов, представителей естественно-научных дисциплин — следует, что «все они интересуются тем, что происходит здесь, в России». Несмотря на то, что опрос нельзя назвать репрезентативным, его результаты, как считает Иван Стерлигов, «должны быть донесены до российской стороны». Первый результат: многие из опрошенных «либо вообще незнакомы с российскими программами, либо не представляют, как они устроены». Проблема информации о программах, по мнению выступавшего, тесно связана с проблемой реальной востребованности диаспоры. Респонденты не всегда понимают, зачем они нужны в России, в какой форме требуется их участие. «Мероприятие 1.5» упомянутой выше ФЦП они считают «довольно интересным, но недостаточно проработанным». Это относится к формам заявок на участие в контрактах. Не устраивает и то, что участие предполагается «в личном качестве». Вот если бы соглашения подписывались ректорами университетов, тогда проводить в России два месяца (что требуется по условиям гранта) они вполне могли бы. Но в такой заинтересованности российской стороны опрашиваемые сомневаются. Положительно оценил эту программу лишь один из респондентов, получивший грант и начавший работу.

На вопрос об участии соотечественников в экспертизе российских научных инновационных проектов положительных ответов было больше — многие респонденты участвовали в такой экспертизе для «Роснано». Что касается экспертизы для Роснауки, то респондентов интересовало, будут ли учитываться при принятии решения их мнения.

Показательны и ответы на вопрос: какая федеральная программа подходит лично вам? Специалистам интересна такая программа, которая широко анонсируется по всему миру, проводится с открытыми конкурсами и адресована не только соотечественникам, но и всем учёным, которые хотят участвовать в развитии науки в России, в проведении здесь исследований. Причём программа должна быть организована так, чтобы не попадать под ограничения бюджетного финансирования в России — ведь осуществление научного проекта стоит весьма дорого — речь идёт не только о зарплате, но и о стоимости оборудования и т. п.

Ещё один результат опроса связан с системой организации науки. По мнению респондентов, состояние этой системы оставляет желать лучшего, она не совсем готова к тому, чтобы «принимать возвращающихся учёных». С учётом такого мнения, Иван Стерлигов считает целесообразным «создание небольшой сети организаций — т. н. центров превосходства, центров перспективных исследований». В качестве примера он привёл испанский институт SNAO, созданный 10 лет назад вернувшимся в Испанию биологом мирового уровня.

Участники опроса рассказали они и о своих личных программах помощи России. Почти все они читают лекции в нашей стране (большинство делает это совершенно бесплатно), активно призывают в свои группы студентов из России, причём за счёт личных средств или средств иностранных государств, где они работают.

Что предлагает научное сообщество России

В июне прошлого года постановлением Президиума Российской академии наук создан Совет по работе с учёными — соотечественниками, проживающими за рубежом. По словам заместителя председателя Совета, академика РАН Алексея Хохлова, задача состоит, скорее, «не в том, чтобы содействовать возвращению учёных, а в том, чтобы создать условия для их участия в российской научной жизни». В частности, «в содействии созданию ассоциации учёных — соотечественников, проживающих за рубежом». Такая ассоциация могла бы заниматься внешней экспертизой российских научных проектов, что позволило бы существенно повысить доверие к результатам проводимых конкурсов. Были бы полезными и консультации по вопросам научного и технологического развития, равно как и по вопросам организации научных исследований в России.

Взаимодействие с уехавшими соотечественниками, по мнению Алексея Хохлова, нужно и для того, чтобы те новые направления науки и технологии, которые развиваются на Западе, но по каким-то причинам не развиваются у нас, были бы более гладко перенесены на нашу почву. «В качестве первого шага целесообразно приглашать учёных-соотечественников в работу Научных советов Российской академии наук. Особенно тех, кто сейчас участвует в ФЦП „Интеграция“, и уже выиграл соответствующие гранты. Возможно их участие в Учёных советах институтов», — полагает академик.

Другое его предложение — «создать небольшой институт в Москве, основной целью которого была бы техническая помощь ассоциации соотечественников».

В единичных случаях, если те или иные выдающиеся учёные очень нужны России, Алексей Хохлов считает разумным учреждение исследовательских премий, аналогичных тем, что есть в Германии (премии Пауля, Бесселя и Ковалевской), Японии (программа «интернационализации» японской науки). Такая премия могла бы составлять от 50 до 00 млн. рублей в расчёте на пять лет. На эти деньги можно организовать пустые площади, подготовленные для оборудования, закупить это оборудование, пригласить группу молодых исследователей для выполнения научного проекта. «Выдвигать кандидатов на эти премии должны научные и образовательные учреждения Российской Федерации», — уверен Алексей Хохлов. Со своей стороны, учёный должен представить научно-исследовательский проект сроком на пять лет и гарантировать, что он будет проводить в России не менее 50% своего времени. Принципиальным, с точки зрения выступавшего, является то, что учёным-соотечественникам не должно предоставляться никаких преференций — в конкурсе должны принимать участие любые зарубежные учёные, которые согласны на его условия.

Интеллектуальная миграция в условиях глобализации – явление вполне закономерное

«Тематика для объявления премий могла бы определяться Правительством после консультаций с РАН, Российским союзом ректоров и ассоциацией соотечественников (если она будет создана), — сказал в заключение Алексей Хохлов. — На первых порах целесообразно объявлять тематики, связанные с современными технологиями, а не с фундаментальными исследованиями».

Эта идея была поддержана исполнительным директором Фонда «Открытая экономика» Константином Киселёвым, который уточнил цель подобных проектов: «Такой целью должна быть интеграция России в мировую науку».

Что делает государство

Критику представителей научной общественности, считающих, что государственные программы не проработаны, условия участия в них сложны (а такая критика звучала уже не раз) начальник Управления программ и проектов Федерального агентства по науке и инновациям РФ Геннадий Шепелев парировал так: «Я всех критикующих приглашал для разговора, мы открыты — никто не пришёл». Чиновник также напомнил, что информация о «Мероприятии 1.5» доступна в Интернете (в рубрике «Роснаука» на сайте Минобрнауки — прим. ред.).

Далее Геннадий Шепелев проиллюстрировал открытость конкурсов, проведённых в рамках «Мероприятия 1.5», и непредвзятость их устроителей следующими примерами.

Всего было подано 380 заявок на 110 контрактов. «Ажиотажного интереса со стороны научной общественности не возникло», — пояснил выступавший. Число организаций-победителей — 84, из которых 8 получили 3 проекта, 9 — 2 проекта, 67 организаций — 1 проект. Ведомственная принадлежность: вузы — 46, академические организации — 32, отраслевые — 6. По научным отраслям контракты распределились так: физика и астрономия — 27, биология, живые системы — 18,... общественные науки — 4, информационно-телекоммуникационные технологии и вычислительные системы — 5. Последнее место ИКТ связано с тем, что в руководстве такими проектами зарубежные специалисты не заинтересованы. В тех же США и Германии подобные проекты осуществляются коммерческими компаниями при ВУЗах и не имеют недостатка в финансировании.

На вопрос Константина Киселёва: следует ли Роснауке усилить информационную, разъяснительную работу, Геннадий Шепелев ответил утвердительно. А вот о том, есть ли в программе недостатки, говорить, по его мнению, пока рано. «Она идёт первый год, получить какие-то разумные замечания время ещё не подошло», — полагает начальник Управления Роснауки.

Мнение предпринимателя и мецената

Интересную мысль по поводу обсуждавшихся на круглом столе вопросов высказал основатель Фонда некоммерческих программ «Династия», академик Международной академии связи, член Президиума Российской академии бизнеса и предпринимательства Дмитрий Зимин (он же основатель и президент компании «Вымпел-Коммуникации» — торговая марка «Билайн»). «Существует некая очень тонкая грань, когда мы говорим о внимании к нашим уехавшим соотечественникам, которое, безусловно, нужно оказывать, — заметил Дмитрий Зимин. — Тут очень легко проявить бестактность по отношению к тем, кто остался — всё-таки здесь остались кое-какие учёные вполне мирового уровня, в том числе, в области теоретической физики». Не надо делать никаких преференций для уехавших учёных. «Надо создать все условия для того, чтобы научные должности занимались людьми самой высокой квалификации независимо от их гражданства», — убеждён Дмитрий Зимин.

Из его выступления следовало и то, что мы отстаём в организации международных научных исследований. «Я недавно побывал в ЦЕРНе, на коллайдере. Это незабываемое зрелище! Там около 1000 человек наших соотечественников, — сказал он. — Это потрясающий пример международного содружества учёных, где нет ни российских, ни зарубежных — одно братство».

Вопросы, требующие ответов

Сомнение в том, что средства, заложенные в контрактах по «Мероприятию 1.5», достаточны для выполнения серьезных проектов, высказал заместитель начальника отдела Роснауки Александр Арменский. Имелась в виду общая сумма контракта, выполняющегося в течение двух лет — до 4 миллионов рублей (то есть до 2 миллионов в год).

Но Геннадия Шепелева вопрос коллеги не смутил. «Объявленные проекты, — объяснил он, — это, скорее проекты по руководству коллективами, которые оснащены соответствующим оборудованием». И на выходе никто не ждёт от таких проектов переворота в какой-нибудь отрасли науки. Финансирование необходимого для научных проектов оборудования, по его словам, — вопрос другой программы.

Взаимодействие с учёными российского происхождения, длительное время живущими и работающими за рубежом, сейчас становится приоритетным

Конечно, участие в таких программах — дело добровольное. Но если мы хотим, чтобы цель «Мероприятия 1.5» была достигнута, не лишне подумать об упрощении ряда условий для его участников. А цель, напомню, такова: «развитие устойчивого и эффективного взаимодействия с российскими учеными, работающими за рубежом, на постоянной и временной основе, закрепление их в российской науке и образовании, использование их опыта, навыков и знаний для развития отечественной системы науки, образования и высоких технологий». Конечно, за проект придётся отчитываться, и контроль над использованием бюджетных средств очень жёсткий. Но и доверять тем, кто готов делиться знаниями и опытом с нашими молодыми исследователями, всё-таки стоит.

Также ждёт своего решения проблема, о которой говорил Иван Стерлигов и наличие которой подтвердил заместитель директора по маркетингу и рекламе компании «NT-MDT» Денис Андреюк. Проблема в том, что и уехавшие соотечественники, которых мы хотим привлечь к исследованиям в нашей стране, и зарубежные учёные не хотят работать в России как частные лица. Они уверены, что целесообразность и результат их участия в том или ином проекте во многом зависят от формализации отношений — заключения соглашений между российским университетом или научным центром и аналогичным учреждением страны, из которой специалист приезжает. Но не их вина в том, что бюрократия, способная погубить любое начинание, сильна и в науке.

Целесообразно приглашать учёных-соотечественников в работу Научных советов Российской академии наук

Так что вопросы остаются. И от того, как они решатся, зависит, каким будет взаимодействие представителей российской науки, образования и бизнеса с учёными-соотечественниками, уехавшими жить и работать за рубеж.

Ясно одно — полезность подобного рода дискуссий. Это подтвердил и академик РАН, проректор ведущего ВУЗа и научного центра страны — Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова Алексей Хохлов. «Мне кажется, что этот круглый стол очень важен, потому что тут происходил достаточно широкий обмен мнениями между представителями различных организаций — министерств, федеральных агентств, Российской академии наук, научного сообщества. Точки зрения несколько отличались друг от друга, но в конечном счёте мы все нацелены на то, чтобы использовать потенциал наших соотечественников, оптимальным для России образом».

Обсудить на форуме
researcher@