.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
03 апреля 2009

Либо срочные меры, либо потеря национальной науки
За 2004—2007 года численность персонала, занятого исследованиями и разработками, сократилась более чем на 38 тысяч человек, то есть из отечественной науки ежедневно уходило примерно 35 учёных и специалистов. Расчёты Центрального экономико-математического института показывают: чтобы сохранить число исследователей на нынешнем уровне, приток надо увеличить вдвое. О мерах, способствующих привлечению молодежи в науку, рассказывает Александр Варшавский.

Беседовала Светлана Синявская

Справка STRF.ru:
Варшавский Александр Евгеньевич, заведующий лабораторией моделирования экономической стабильности Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) РАН, доктор экономических наук, профессор.

На какую молодёжь нужно делать ставку, чтобы осуществить переход экономики на инновационные рельсы?

— На ту, что сейчас в меньшинстве. В 2007 году из более чем одного миллиона выпускников государственных высших учебных заведений специалистов по физматнаукам всего 11 тысяч, по естественным — менее 15 тысяч. В то время как экономистов, педагогов, гуманитариев оказалось порядка 650 тысяч (следует учитывать, что многие начинают изучать экономику, чтобы получить второе высшее образование). Однако для инноваций в сложные наукоемкие производства необходимо привлекать, условно говоря, физиков, а не лириков. Но физиков надо долго учить. А у нас в школах и вузах подготовка слабая, что не может отрицательно не влиять на желание и способность ребят работать в науке. Сейчас редкий студент не пропускает занятий в вузе, причины на то находятся якобы весьма уважительные — подработка, работа, параллельное второе образование. Понятно, что при таком отношении к обучению надлежащей подготовки просто не может быть.

Для того чтобы эту ситуацию переломить, не нужны экстраординарные меры. Надо лишь, чтобы вузы: а) требовали присутствия студентов на занятиях; б) жёстко принимали экзамен (при этом у студента должна быть возможность учиться на протяжении всей жизни). Если же вуз не в силах заставить студентов учиться, то надо сокращать финансирование такого учреждения.

О проблеме привлечения молодёжи в науку в последнее время говорят в контексте денежных стимулов. В условиях финансового кризиса деньги — главное?

— Конечно, зарплата у научных сотрудников и преподавателей должна быть конкурентоспособной. Однако в условиях кризиса говорить об увеличении финансирования было бы неправильно и несправедливо по отношению, например, к производству. На мой взгляд, мы фактически входим в период бартера, а потому особое внимание должны уделить как раз неденежным стимулам.

Как сформировать это общественное мнение в пользу науки? Это вопрос номер один, и в поисках ответа на него нужно устраивать всевозможные обсуждения и круглые столы

Прежде всего необходимо изменить общественное мнение. Люди должны понимать: не будет науки — не будет страны. Надо, чтобы учёный, врач, преподаватель в глазах общественности был выше торговца, менеджера по продажам или банковского служащего. Как сформировать это общественное мнение? Это вопрос сейчас номер один, и в поисках ответа на него нужно устраивать всевозможные обсуждения и круглые столы.

В качестве неденежного стимула нельзя забывать и об альтернативной службе в армии: вместо года службы — лет пять работы в оборонной промышленности, где, конечно, должны платить больше, чем в среднем в науке.

Нужны и непопулярные меры, например, система распределения. Если человек не отрабатывает по специальности (конечно, в том случае, когда ему предлагают такую работу), тем более, если уезжает трудиться за рубеж, то он должен возместить все затраты государства на учёбу, начиная со школы и заканчивая аспирантурой. Что же касается карьерного роста, то на наших высокотехнологичных предприятиях работают, в основном, пожилые специалисты, а значит, для молодёжи открывается масса возможностей.

Надо вернуть РАН 20 процентов сокращённых ставок с условием, что на них будут брать только сотрудников не старше 29 лет

Если подводить итог, то каковы должны быть меры, чтобы сократить отток исследователей?

— Надо создать условия для работы. Среди первых шагов на этом пути, я назвал бы следующие:

  1. Сформировать общественное мнение.
  2. Ввести альтернативную службу на сложных производствах.
  3. Создать систему оценки затрат государства на учёбу и обязать уезжающего за границу специалиста возместить эти затраты.
  4. Решить жилищную проблему, в том числе за счёт домов для молодёжи (не путать с общежитием).
  5. Оснастить науку (из сотен миллиардов резервного фонда несколько нужно было бы потратить на создание высококлассных центров коллективного пользования).
  6. Создать базы данных и обеспечить доступ к зарубежным информационным ресурсам за счёт государственных средств. Сейчас мы оторваны от мира в том числе и потому, что просто не владеем информацией.
  7. Продумать стимулирующие меры для привлечения молодежи в оборонно-промышленный комплекс.
  8. Вернуть Российской академии наук 20 процентов сокращённых ставок с условием, что на них будут брать только сотрудников не старше 29 лет. При этом надо давать возможность молодым работать на неполную ставку: многим надо кормить семью.
  9. Ввести налоговые послабления. В частности, снять налог на землю и оборудование.
  10. Сократить аспирантуру в вузах и предъявлять жёсткие требования к защищаемым работам. При этом надо понимать, что это постепенный процесс.
Вузы должны требовать присутствия студентов на занятиях и жёстко принимать экзамен
Обсудить на форуме
researcher@