.
эксперт
№13 (652)/6 апреля 2009

Технологически проницаемое государство
Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров считает, что НТР серьезно меняет систему международных отношений. Границы государства становятся технологически проницаемыми, а сами государства вынуждены объединяться для ответа на научно-технические вызовы

Дан Медовников, заместитель главного редактора журнала «Эксперт»

В трудные времена элита всегда вспоминает о технократах и инноваторах. Оказывается, что без них вставшие в полный рост перед страной проблемы, будь то война, пандемия или хозяйственная разруха, решить невозможно. В тихое межвременье все наоборот: управляющий класс об исследователях и инженерах забывает и занимается своими, сугубо управленческими делами.

Разразившийся в прошлом году кризис — хорошая к вышесказанному иллюстрация: в развитых странах нобелевские лауреаты становятся ключевыми министрами, принимаются широкие технологические программы, ТНК не без консультаций с политиками увеличивают объемы финансирования определенных видов НИОКР.

А что же у нас? Инновационное бюро «Эксперт» по заказу Института общественного проектирования провело исследование «Восприимчивость российской политической элиты к инновационным импульсам». Мы опросили несколько десятков представителей политической и интеллектуальной элиты с целью узнать их мнение относительно инновационных вызовов, стоящих сегодня перед нашей экономикой, страной, обществом. Особый интерес у нас вызывало отношение респондентов к объявленному первыми лицами страны курсу на создание инновационной экономики. К нашему удивлению, политический класс России оказался неплохо осведомлен о стоящих перед нами технологических и инновационных угрозах и, кажется, готов к диалогу с экспертами-технократами. Более того, наши респонденты готовы рассматривать эти самые угрозы как одни из самых важных в политической повестке дня. Иной технократ сардонически усмехнется: «И они это серьезно?» Не будем торопиться с выводами. Развернутый отчет мы представим в ближайших номерах журнала. Но некоторые интервью нам показалось уместным опубликовать отдельно, тем более что наши собеседники не часто публично выражают свои мнения по затронутой теме. Одно из первых интервью в рамках исследования было взято у министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова.

— Какие вызовы для страны в области науки, техники и технологий вы считаете самыми серьезными?

— Под воздействием научно-технической революции вся система международных отношений серьезно трансформируется. Казавшиеся незыблемыми понятия меняются. Например, по-новому воспринимаются сегодня вопросы обеспечения государственного суверенитета и национальной безопасности, поскольку в условиях информационного общества границы государства становятся технологически проницаемыми. Появляется возможность использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в целях экстерриториального проникновения вплоть до вмешательства во внутренние дела других государств, проведения враждебных информационных кампаний с целью манипулирования общественным мнением.

— Что все-таки представляет наибольшую опасность?

— Наибольшую опасность, как мы считаем, несут такие связанные с НТР вызовы, как возможность использования ИКТ против других государств в военных и политических целях; распространение террористической опасности; угроза трансграничного использования террористами высоких технологий как военного, так и двойного назначения; активизация международной организованной преступности, получающей доступ к новейшим высокотехнологичным средствам. Обязательно надо упомянуть и углубление научно-технологического неравенства государств, препятствующего их социально-экономическому развитию.

Далеко не всем странам удается воспользоваться возможностями международного сотрудничества в этой области на основе взаимной выгоды. Достаточно вспомнить о так называемом цифровом разрыве. Усиливающееся отставание развивающихся стран в этой сфере оказывает негативное воздействие на их способность полноправно участвовать в современных мировых процессах, может привести к появлению новых очагов напряженности, а в результате и к международным конфликтам. Есть и другая сторона медали: некоторые страны пытаются навечно закрепить свое превосходство в этой сфере, а другие — употребить имеющиеся у них научно-технологические возможности для того, чтобы взять реванш за отсталость в прошлом. Но, посмотрите, среди научно-технологических вызовов ? в основном крупномасштабные, для ответа на них требуется объединение усилий и потенциала многих стран. Это освоение космоса, нанотехнологии, науки о жизни, новые виды энергии, как, например, водородная энергетика, лазеры, охрана окружающей среды, но не только.

Новые технологические возможности на мировой арене с использованием глобальной информационной сети интернет получили также транснациональные корпорации, различные общественные организации, которые теперь имеют беспрепятственный доступ к информации и связь друг с другом. Финансовый бизнес может совершать транзакции из любой точки мира, в считаные минуты передвигать огромные суммы. Тем самым расширяются возможности воздействия на политику государств.

— Каким образом МИД реагирует на эти вызовы?

— Встречи и переговоры, проводимые по линии МИДа или с его участием, редко обходятся без обсуждения глобальных проблем, в том числе научно-технологических. Дискуссии идут в ООН и в ее специализированных учреждениях, в «группе восьми», в региональном формате — в СНГ, ШОС, ОДКБ, ОБСЕ, АТЭС, по линии Россия—ЕС и, разумеется, на двустороннем уровне. Министерство иностранных дел является одним из федеральных органов исполнительной власти, курирующих участие России в работе примерно тридцати международных организаций научно-технологического профиля. Совместно с другими министерствами и ведомствами МИД внимательно отслеживает состояние дел в этой области, разрабатывает позицию России по различным вопросам международного научно-технологического сотрудничества, участвует в подготовке соответствующих договоров и соглашений — как многосторонних, так и двусторонних. Мы занимаемся внешнеполитическими аспектами взаимодействия в области космоса, связи, энергетики, науки и технологий, стандартизации, защиты прав интеллектуальной собственности, охраны окружающей среды, здравоохранения, глобального информационного общества, использования науки и технологий в целях развития, участвуем в различных международных конференциях по данной проблематике. В структуре нашего министерства работает департамент по вопросам новых вызовов и угроз. Международное научно-техническое сотрудничество является одним из ключевых направлений его деятельности. Действуем в тесном контакте с профильными федеральными министерствами. В случаях, когда они являются головными в деятельности международных организаций, в осуществлении крупных международных научно-технологических проектов, МИД выступает в роли координатора. С некоторыми из них, например с Минобрнауки России (в то время Минпромнауки России) и ГК «Российская корпорация нанотехнологий», у нас заключены соглашения о сотрудничестве. Примером деятельности МИДа в связи с вызовами, возникающими на научно-технологическом направлении, может служить наше участие в международном сотрудничестве в области космической деятельности. Развиваются космическая политика, дипломатия, бизнес. У России как у крупнейшей космической державы в этой сфере традиционно сильные позиции. В значительной степени благодаря усилиям России создана и поддерживается Международная космическая станция. На нашу страну приходится весомая доля рынка космических услуг, в том числе запуски спутников, дистанционное зондирование Земли. МИД оказывает Роскосмосу содействие в международно-правовом оформлении его деятельности на данном направлении. С Бразилией, Индией, Индонезией, Испанией, Республикой Корея, ЮАР подписаны соглашения о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях, с Казахстаном и Индией — об использовании российской глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС. Особое значение мы придаем защите прав интеллектуальной собственности — с рядом стран заключены разработанные в МИДе соглашения об охране российских космических технологий, как, например, между Россией, США и Казахстаном — для осуществления запусков с космодрома Байконур, а также двусторонние соглашения — с Республикой Корея, Австралией, Бразилией. Активно участвуем в работе действующего в рамках ООН Комитета по исследованию и использованию космического пространства в мирных целях. Сегодня в его повестке такие вопросы, как использование ядерных источников энергии в космическом пространстве, проблема космического мусора, противодействие опасности сближающихся с Землей астероидов и комет. В центре нашего внимания и прорабатывающаяся сейчас возможность создания глобальной системы наблюдения Земли из космоса для постоянного мониторинга происходящих на нашей планете природных и антропогенных процессов в целях своевременного предупреждения о бедствиях и смягчения их последствий. Это имеет особое значение в связи с ростом числа и увеличением масштабов стихийных бедствий и повышением вероятности техногенных катастроф.

В последние годы все более заметной становится тенденция к объединению государств на основе общих интересов в области высоких технологий, реализации многообещающих совместных проектов. Уже осуществляются такие проекты, как Большой адронный коллайдер в Европейском центре ядерных исследований (ЦЕРН), международный экспериментальный термоядерный реактор (ИТЭР), и другие. Значительный интерес в мире проявляется к сотрудничеству в сфере нанотехнологий. Задача МИДа — оказывать заинтересованным российским министерствам и ведомствам содействие в проведении переговоров и проработке правовой базы сотрудничества в рамках таких проектов. Разумеется, остается и функция министерства по формированию и совершенствованию внутрироссийской правовой базы участия нашей страны в международном научно-техническом сотрудничестве. В последние годы МИД все чаще привлекают к подготовке законопроектов, касающихся вопросов науки и технологий и разрабатываемых по поручению правительства Российской Федерации для последующего внесения в Государственную думу. Все перечислить трудно. Но, как видите, работа идет весьма активная.

— Ожидаете ли вы появления в ближайшие десять-пятнадцать лет каких-то технологических нововведений, которые могут радикально изменить повестку дня внешней политики нашей страны?

— Прогнозировать появление научно-технических открытий — дело соответствующих специалистов. Но могу повторить, что удельный вес научно-технической составляющей во внешней политике большинства государств будет расти. Задачи же развития России по инновационному пути требуют тщательного учета при принятии внешнеполитических решений всех возможных проявлений и следствий научно-технического прогресса. На наш взгляд, новейшие нано-, био-, информационно-коммуникационные технологии, водородная и другие новые виды энергетики, новые материалы — вот те направления, которые будут определять лицо технологического, а вслед за ним экономического, социального и политического развития, дополнять повестку дня международных переговоров проблемами их справедливого и безопасного использования. Как уже отмечалось выше, в контексте использования новых знаний фундаментального и особенно прикладного характера может возникнуть необходимость по-новому рассматривать уже известные международные проблемы. Речь идет, в частности, о новых аспектах обеспечения прав человека, охраны окружающей среды. Не исключено, что в правочеловеческой сфере может возникнуть вопрос о сохранении, скажем, биологической идентичности. Можно предположить появление новых международных научно-технических организаций, участниками которых будут не только государства, но также деловые круги и организации гражданского общества. Новейшие научные направления, учитывая их характер и значение для экономического и социального прогресса человечества, могут стать предметом активного обсуждения на Генеральной Ассамблее ООН.

— Можете ли вы назвать каких-нибудь экспертов в области технологического развития, к мнению которых прислушивается МИД, к кому регулярно обращается за консультациями?

— Видимо, было бы не вполне корректно называть кого-либо поименно. Мы общаемся с самым широким кругом наших известных ученых и экспертов, стараемся учитывать всю палитру мнений. С 1996 года действует научный совет при Министре иностранных дел. Его задачи состоят в оказании научно-экспертного содействия МИД России, помощи в развитии сотрудничества с российскими и зарубежными научно-исследовательскими центрами, проведении научно-практических мероприятий в интересах внешнеполитического ведомства. В совет входят директора ведущих научно-исследовательских и учебных центров страны, крупные ученые, занимающиеся вопросами мировой политики, международных экономических отношений и международного права, многие из которых академики и члены-корреспонденты РАН. На его заседаниях рассматриваются ключевые, важные для наших национальных интересов проблемы, например формирование нового мироустройства, процессы глобализации, глобальные вызовы и угрозы, урегулирование региональных конфликтов. Свой вклад вносят российские неправительственные организации, генерирующие идеи, которые в дальнейшем учитываются в межгосударственном сотрудничестве. Сотрудничество министерства с российскими НПО строится на системной основе и координируется междепартаментской рабочей группой. Ежегодно я встречаюсь с представителями НПО, очередная, шестая по счету, встреча состоялась в начале февраля.

— Насколько в нашей стране осознана серьезность имеющихся научно-технологических вызовов? Какие меры целесообразно принять, чтобы страна смогла ответить на них? Какие меры уже принимаются? На какие направления надо обратить больше внимания?

— Вхождение России в число мировых технологических лидеров с помощью реализации инновационного сценария развития — стратегическая цель, поставленная руководством страны. Ключевой задачей нашей экономики является формирование национальной инновационной системы. Среди приоритетных направлений приложения усилий — наращивание поддержки фундаментальной науки, реализация мегапроектов на прорывных направлениях развития технологий. В своем послании Федеральному собранию президент Медведев подчеркнул, что действия России в экономике должны базироваться на концепции четырех «и» — институты, инвестиции, инфраструктура, инновации. Наш приоритет — производство (а в перспективе и экспорт) знаний, новых технологий и передовой культуры. А значит — достижение лидирующих позиций в науке, образовании, искусстве. Осуществляется утвержденная президентом Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации. Правительством России принята Программа фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2008–2012 годы.

— Каким образом МИД взаимодействует с российской научно-технической диаспорой, какую поддержку ей оказывает?

— Взаимоотношения с соотечественниками за рубежом — относительно новое, но уже принадлежащее к числу важнейших направление деятельности МИД России. В министерстве создано и активно работает подразделение, которое так и называется — департамент по работе с соотечественниками за рубежом. Вместе с тем МИД не играет первую скрипку во взаимодействии с российской научно-технической диаспорой. Мы не проводим различий между нашими соотечественниками по профессиональному или отраслевому признаку, но, разумеется, всегда готовы содействовать их контактам с нашими коллегами из других министерств и ведомств.

Обсудить на форуме
researcher@