.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
03 марта 2009

ВАК и бардак
Высшая аттестационная комиссия России объявила о начале формирования нового списка научных журналов на основании единых, прозрачных и жёстких критериев. Как утверждают руководители Комиссии, в него попадут лишь издания международного класса. Результаты «селекции» станут известны 9 сентября

Наталья Быкова, STRF.ru

Почему учёное сообщество и издатели научных журналов утратили полное доверие к Высшей аттестационной комиссии — органу, авторитет которого, казалось бы, в принципе не может подвергаться сомнению, — известно давно. Когда покупка диссертации за деньги, то есть присвоение государством высшей научной квалификации людям, не имеющим к науке никакого отношения, стало массово-рутинным и относительно недорогим мероприятием, стало ясно: девальвации авторитета ВАК не избежать. Тем более что люди, всё-таки имеющие отношение к науке, немало этому способствовали сами: в 90-е годы, как снежный ком, выросло количество сомнительных диссертационных советов и разного рода журнальчиков, публикации в которых формально приравнивались к статьям в ведущих изданиях. Теперь уязвимость ВАК перед критикой, скорее, воспринимается как данность: комиссию постоянно щипают, провоцируют, ставят на вид. То не устраивает, понимаете ли, качество диссертаций, то отсутствие в стране изданий, способных составить конкуренцию Science и Nature, а то и появление в аттестованном «Журнале научных публикаций аспирантов и докторантов» написанной компьютером псевдонаучной статьи. Должно быть, председатель ВАК академик Михаил Кирпичников очень не любит публичные дискуссии. Однако вовсе избежать «неудобных вопросов» ещё никому не удавалось…

В конце минувшей недели в Политехническом музее на двухдневной конференции «Научный журнал в России: актуальные проблемы и перспективы развития в современных условиях» руководителям Высшей аттестационной комиссии пришлось вести непростой диалог с пятьюстами издателями и редакторами научных журналов, приехавшими из разных регионов страны.

«Я хотел бы, чтобы вы не отождествляли проблемы научной периодики с качеством перечня ВАК, — почувствовав критическое настроение аудитории, сказал в приветственном слове г-н Кирпичников. — Не надо сужать тему. Мы сегодня говорим о том, почему в международной базе Web of Science, насчитывающей 9000 научных изданий, не более двух сотен российских журналов».

Причины столь малого представительства отечественной научной периодики в мировом информационном пространстве, по мнению г-на Кирпичникова, кроются в том, что до сих пор наши журналы не ставили перед собой задачи попасть в международные базы данных, пребывая в уверенности, что для обеспечения благополучного существования им достаточно оказаться в списке ВАК. Но, как выяснилось на конференции, сами члены Комиссии базу Web of Science считают гораздо более авторитетной, чем собственный перечень. Это печально, так как отсюда следует очень простой вывод: наше государство, подобно унтер-офицерской вдове, само себя высекло. Теоретически, даже за последние пять лет вычистить научные авгиевы конюшни особого труда не составляло, и если этого не случилось, следовательно, кто-то этому мешал. Иными словами, очень многим «сильным» людям в России был выгоден именно такой «список ВАК», а не другой. Именно с таким списком можно стать профессором (и, чего греха таить, даже академиком), занять высокое чиновничье кресло (опять же, вплоть до высших руководителей), а народцу попроще — «ковать своё маленькое счастье» на волне перераспределения бюджетных потоков.

Сами члены ВАК базу Web of Science считают гораздо более авторитетной, чем собственный перечень научных журналов

Правда, по словам председателя экспертной комиссии по отбору журналов в ВАК Владимира Шувалова, неконкурентоспособность на международном уровне ваковских изданий связана не с просчётами Комиссии при формировании заветного списка, а с тем, что качество научной периодики и, соответственно, качество научных исследований в России объективно не дотягивают до мировых стандартов. Проще говоря, список формируют из того, что есть. «Отставание отечественной печати хорошо видно по Web of Science, в которой среди российских журналов самый высокий импакт-фактор — 1,5 — имеет издание “Биохимия”, — заметил г-н Шувалов. — Занимающие верхние строчки рейтинга базы зарубежные журналы Annual Review of Biochemistry, Physiological Reviews и Nature Genetics имеют импакт-факторы соответственно 31,6, 30,1 и 29,6. То есть почти в тридцать раз выше, чем наши».

Убедив участников конференции в том, что ситуация объективна (читай: безнадёжна) и находится вне поля ответственности Высшей аттестационной комиссии, Владимир Шувалов неожиданно объявил, что Комиссия всё-таки может кое-что предпринять для подтягивания российской периодики к мировому уровню. И даже уже предпринимает: в частности, начинает формировать новый список рекомендуемых для публикаций журналов, руководствуясь при этом не мнением узкой группы экспертов, как было ранее, а едиными, прозрачными и строгими принципами отбора.

Он огласил и основные из этих принципов:

- включение текущих номеров издания в одну из трёх баз цитирования, относящихся к Web of Science: Science Citation Index Expanded (по естественным наукам), Social Sciences Citation Index (по социальным наукам) и Arts and Humanities Citation Index (по искусству и гуманитарным наукам);

- наличие у издания института рецензирования для экспертной оценки рукописей, а также предоставление редакцией рецензий авторам и по запросу экспертных советов ВАК;

- наличие полнотекстовой версии издания в сети интернет, в которой аннотации статей, ключевые слова, информация об авторах и библиографические списки даны как на русском, так и на английском языках.

Существуют и другие критерии. С полным перечнем их можно ознакомиться здесь.

По словам Григория Фомина, начальника отдела организационно-методической работы Управления организации и государственного контроля в сфере аттестации научных и научно-педагогических работников Рособрнадзора (этот отдел занимается вопросами создания и переутверждения диссертационных советов, включения журналов и изданий в перечень, утверждаемый ВАК. — прим. ред.), прежде чем попасть в список, журналы должны будут пройти даже не одну, а две селекции: сначала проверку на соответствие вышеперечисленным критериям отбора, после — оценку экспертной комиссии ВАК, которая и скажет решающее слово в судьбе издания. Заявки от журналов будут приниматься до периода летних отпусков. Девятого сентября 2009 года комиссия объявит о новом перечне журналов, рекомендованных к публикации основных научных результатов. А через пять лет, обнадёжил г-н Фомин, правила игры будут пересмотрены.

Журналы против

Собравшиеся на конференции представители научных изданий благие намерения реформаторов не оценили. К микрофону выстроилась длинная очередь желающих высказать причины, по которым они объективно не могут соответствовать новым критериям отбора. Если суммировать все негодующие голоса, получится, что большинство журналов попросту материально не потянут выполнение требований государства. Чего стоит только перевод аннотаций статей на английский или создание полнотекстовой интернет-версии! Инициаторов новых правил призывали спуститься на землю, дабы посчитать, какой процент журналов из нынешнего списка ВАК в состоянии исполнить предъявляемые требования.

И, о чудо!.. под напором недовольных сидевшие в президиуме представители ВАК и Рособрнадзора… капитулировали. Григорий Фомин начал говорить о том, что ни объявленные критерии, ни срок формирования нового списка не являются окончательными и что все высказанные на конференции замечания к реформе будут проанализированы и, возможно, учтены…

Тем не менее издатели и редакторы продолжали негодовать, перекрывая любые подступы к микрофону. Страшно представить, чем всё это могло бы закончиться, если бы один из организаторов конференции, руководитель проекта «Российский индекс научного цитирования» (РИНЦ) Геннадий Ерёменко не объявил примиряющий кофе-брейк, от которого приехавшие со всех уголков страны гости ну просто не смогли отказаться.

Выход — интеграция журналов

Второй день конференции выдался более спокойным. (Организаторы, видимо, учли прежние ошибки, и начали его не с выступлений руководителей ВАК, а с маленького фуршета: каждый новый гость по пути в зал для обсуждений вынужден был миновать препятствие в виде заставленного бутербродами, чаем, кофе и соками стола.) Не слышалось ни отголоска проходившей днём ранее нервной дискуссии, центр тяжести которой сместился с «принципов отбора журналов в список ВАК» на «способы приспособления журналов к новым правилам». Разговор пошёл очень искренний и деликатный, почти по душам.

Первый заместитель генерального директора издательского холдинга «Наука /Интерпериодика» Николай Аванесов, например, поведал, что долгое время стеснялся признаться, что не понимает разницы между журналами «Физическая химия» и «Химическая физика», пока в том же самом ему не признался один именитый российский физик. «Удивляет и наличие в РАН семи астрономических журналов, — постепенно подводил к возможному решению проблемы г-н Аванесов. — Мне известно, каким образом по ним распределяются статьи: если наиболее авторитетное издание отказывает в публикации, “рукописи” растекаются по остальным шести журналам». Вывод, предложенный экспертом, — тотальная интеграция, при которой крупные авторитетные издания начнут поглощать своих менее успешных собратьев, и в таком обобщённом виде интегрироваться в мировое научное информпространство.

Рассказал г-н Аванесов и о наименее затратных методах повышения импакт-фактора: «В-первую очередь это обеспечение доступности издания для широкой аудитории, что может быть сделано путём частичного перехода от бумажной к электронной подписке (по данным холдинга “Наука/Интерпериодика”, 82 процента англоязычных версий российских изданий расходится именно таким образом). Способ проверенный: благодаря интернет-подписке востребованность за рубежом российского журнала “Математические заметки” выросла в 7,5 раз, а количество обращений к электронной версии в 2008 году достигло рекордных 95 тысяч! Соответственно, выросли и индексы цитирования журнала».

Аудитория внимательно слушала, задавала вопросы и конспектировала; потом ещё расспрашивала заместителя директора Института проблем передачи информации РАН Михаила Гельфанда о тонкостях института рецензирования и искренне смеялась над его рассказом об авантюре с «Корчевателем». «Похоже, большинство участников конференции действительно впервые слышат о многих очевидных практических вещах, — с удивлением отметил руководитель проекта РИНЦ Геннадий Ерёменко. — Мы нанесли им своего рода информационный удар».

Пока непонятно, чем смогут ответить научные журналы на этот удар. В Высшей аттестационной комиссии, конечно, верят в хэппи-энд (ведь сумели же завершить на доброй ноте конференцию), при котором российская научная периодика ценой немалых жертв откажется от «суверенности» в пользу интеграции в мировое информационное пространство. При этом все понимают, что дискуссия далека от завершения. Очередной накал страстей ожидается в начале лета, когда Комиссия объявит о прекращении приёма заявок на включение изданий в многострадальный список. Пока же стороны взяли паузы для подготовки к решающему «сражению».

Обсудить на форуме
researcher@