.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
27 февраля 2009

Круглый стол при дворе молодых учёных
В рамках празднования 102-й годовщины со дня основания Плехановской академии в этом почтенном вузе состоялся межвузовский круглый стол «Проблемы молодых учёных XXI века». К обсуждению предлагались очень близкие нашему изданию темы, в частности: престижность научной деятельности, утечка мозгов, частно-государственное партнёрство и, собственно, проблемы молодых учёных нашего века. И было удивительно узнать, что в ряду этих проблем — вопросы чистоты русского языка и взаимоотношений науки и церкви…

Даниил Ильченко, STRF.ru

Круглый стол под портретом Георгия Плеханова стартовал ровно в три часа дня. Независимые эксперты и чиновники сидели плечом к плечу с молодыми учёными, аспирантами и студентами ведущих московских вузов. Дискуссию открыл ректор Академии Виктор Гришин, пожелав участникам круглого стола «быть на острие темы, вопросы рассматривать актуальные, жизненные, и пытаться если не решить, то хотя бы выдвинуть концептуальные положения, которые могли бы быть полезными в будущем». Пожелания г-на Гришина оправдались с лихвой в ходе длившихся два часа оживлённых прений.

Об общем языке и убеждениях

Вероятно, ввиду того, что за круглым столом собрались представители разных вузов и НИИ столицы — Государственной юридической академии, Педагогического университета, Института космических исследований РАН и др., координатор мероприятия, аспирант и зампредседателя совета молодых учёных Российской экономической академии (РЭА) Дмитрий Пиногорский, попытался нащупать платформу, которая объединила бы всех участников. Ею стало, говоря словами Алексея Толстого, «орудие социальной жизни — русский язык», точнее проблемы его чистоты в целом и нарастающего засилья иностранных слов, используемых в качестве профессиональных терминов.

Достаточно терпимо к иностранным заимствованиям в нашей речи, судя по комментариям участников круглого стола, относятся экономисты и юристы. Так, по словам аспирантки РЭА Алёны Назаровой, далеко не всегда можно избежать заимствований: «Особенно в областях экономики и финансов, поскольку используемые модели и теории были придуманы в основном на Западе. И некоторые термины трудно перевести на русский язык — либо звучат коряво, либо недостаточно отражают смысл. Например, в диссертации или статье сейчас вряд ли кто-нибудь напишет: “Я занимаюсь рынкознанием”, подразумевая понятие “маркетинг”. И “эйчар” уже не переводится на русский язык как управление человеческими ресурсами, это слово плотно вошло в современный обиход».

Схожее мнение высказал и аспирант Московской государственной юридической академии Алексей Кокоркин: «Не стоит относиться к заимствованиям как к “вражескому влиянию”. Вспомним диалоги из романа “Война и мир” или то, что пушкинская Татьяна “изъяснялася с трудом на языке своём родном”. Сейчас просто модно говорить “креативный” вместо “творческий”. Чтобы сохранить и развивать русский язык, нужно поднимать его престиж. Один из способов: выступления политиков сильно влияют на речевую культуру населения, и хорошо бы поддерживать языковую грамотность этих выступлений на высоком уровне».

Дмитрий Пиногорский привёл пример «грамотной речи», с которой два года назад выступил бывший премьер министр Михаил Фрадков: «Лопушиться — это не наш путь, и не надо делать из нас лузеров». Под дружный смех присутствующих прозвучал комментарий кандидата богословия и кандидата юридических наук священника Андрея Алексеева: «Когда встречаешься с подобным, становится, во-первых, печально, а во-вторых, стыдно перед людьми, которые приехали в нашу страну, и слышат такие слова из уст ведущих представителей власти. По поводу обсуждаемого вопроса есть замечательное высказывание патриарха русской словесности, и министра просвещения при императоре Александре I, Шишкова Александра Семёновича: “Если мы не будем использовать то сокровище, которое имеем, то мы просто обеднеем в нашей жизни”. Что мы сегодня и замечаем. С другой стороны, есть специальные выражения, свойственные той или иной науке, и по мере необходимости мы должны ими пользоваться. Но когда можно обойтись без заимствований, конечно, лучше использовать то, что есть в нашей сокровищнице».

Подключение к дискуссии представителя Русской православной церкви вызвало у молодых учёных живой интерес. И следующий вопрос был адресован именно отцу Андрею: о взаимоотношениях в наше время науки и церкви. Священник и юрист прокомментировал эту тему в ключе высокой риторики, ещё более опираясь на цитаты: «Никогда истинная наука не противоречила религии и никогда религия не противоречила истинной науке. В этой связи интересны высказывания многих знаменитых учёных. Например, Ломоносов писал о том, что Творец дал нам две книги: одну — книгу природы, другую — Священное Писание. Мы имеем возможность не только увидеть порядок в этом мире, но ещё и восхвалить Творца. Но сталкивать одно с другим (заметьте, это писал Ломоносов) — это грех. Кстати, о том же рассуждал в своей последней книге и Иоганн Кеплер. Френсис Бэкон считал, что если человек говорит о том, что он не верит в Бога, то он плохо образован, либо это ему выгодно. А недавно я ознакомился с трудами Норберта Винера, отца кибернетики, у которого мне встретилась одна замечательная фраза. Он пишет, что когда учёный начинает какое-либо исследование в некой научной области, он должен понимать для себя изначально, что этот мир установлен в определённом порядке, и что в нём действуют определённые законы, данные свыше. Мы можем найти ответ на многие вопросы, если признаем изначально наличие того, кто их создал. Иначе наши исследования на неком этапе могут превратиться в игру в крикет из “Алисы в Стране чудес”». Когда же отец Андрей вышел из-под влияния сильных умов, то своими словами высказался о взаимоотношениях науки и религии следующим образом: «У религии и науки разные сферы деятельности, различные сферы познания мира и человека. Да, иногда возникают определённые вопросы, которые важно обсуждать, но в целом проблем не возникает, не должно возникать».

Как тут же оказалось, проблемы всё-таки возникают, и обсуждать по теме есть что. В частности, участники круглого стола вспомнили об одном совсем недавно взбаламутившем спокойствие и широкой и более камерной — научной — общественности камне преткновения, а именно об инициативе введения в школах и вузах нового предмета — религиоведения.

Студент пятого курса Московского педагогического университета Илья Смирнов высказался категорически против данной инициативы. «У каждого человека есть право исповедовать ту религию, которую он считает нужной, или не исповедовать вообще никакую. Это, кстати, закреплено в нашей конституции», — привёл он «последний» аргумент.

Александр Стрекалов, аспирант Российского государственного социального университета, выступил с позиции компромиссной. По его словам, религиоведение — обязательный предмет в школьной программе, однако пока нет чёткого представления о том, как его преподавать, и по какой методике, вводить его в учебных заведениях рано.

Предсказуемой была позиция по данному вопросу священника, и не совсем предсказуемой аргументация. «Мы сейчас рассуждаем о нашей культуре, о нашем языке. Понять же эту культуру без представления о традиционном и удивительном её наследии нельзя, — сказал отец Андрей. — Читая Пушкина, Достоевского, Гоголя, мы должны осознавать, чем были движимы эти авторы. Введение преподавания в учебных заведениях “Основ традиционной духовной культуры” — будем хотя бы так называть этот предмет — даёт возможность приобщиться к этому пласту». Кроме того, если сейчас не позаботиться об обучении подрастающего поколения элементарным правилам техники духовной безопасности и основам нравственного закона, то наше общество ждут страшные перспективы. «Вторжение зла сегодня происходит колоссальное», — грозно предостерёг отец Андрей.

Долговременные инвестиции и текущие денежные проблемы

После весьма оживлённого обсуждения тем «идеальных» дискуссия о материальных проблемах молодых учёных, точнее о возможностях достижения ими материального благополучия, протекала более спокойно. Особенно когда к ней подключались чиновники.

Многих молодых учёных беспокоил вопрос безболезненного совмещения научной деятельности и зарабатывания денег. Тому есть веские причины — нынешняя стипендия аспиранта в три раза ниже прожиточного минимума.

«Полторы тыщи рублей», — уточнила цифру Екатерина Филиппова, аспирантка Института космических исследований РАН. И молодому учёному приходится, по её словам, «решать сложный вопрос: либо ты зарабатываешь деньги, и у тебя возникают проблемы совмещения этого процесса с аспирантурой. (По закону аспирант не имеет права работать.) Либо ты посвящаешь себя науке — делаешь долговременные инвестиции, с надеждой в будущем получить крупный грант, выиграть премию или уехать за границу. Но при этом у тебя возникают текущие денежные проблемы. Для многих процесс принятия решения усугубляется отсутствием жилья. Взять мою ситуацию: срок проживания в аспирантском общежитии заканчивается через полгода, сразу после защиты кандидатской. Что делать дальше?.. Я считаю, учёных нужно обеспечивать жильём в приказном порядке. Пусть не до конца жизни, а как военных: пока ты служишь, твою жилищную проблему решает государство».

Откровенное выступление Екатерины прокомментировал представитель Министерства образования и науки РФ Николай Качалов: «Уже давно реализуется ФЦП под названием “Жилище”. Программа предусмотрена на период с 2002 по 2010 годы, координатором является Министерство регионального развития. Одна из подпрограмм призвана решать проблему обеспечения жильём именно молодых учёных. Эти мероприятия закреплены постановлением правительства №765 от 2006 года. Разработаны критерии оценки нуждающихся в жилье. В эту группу попадают кандидаты наук до 35 лет и доктора наук до 45 лет, проработавшие не менее пяти лет в своём научном учреждении. К сожалению, выделяемых из федерального бюджета средств недостаточно, чтобы удовлетворить все заявки, но сертификаты на жильё выдаются, и многие молодые учёные уже получили квартиры по данной программе».

О попытках воспользоваться возможностями, которые предоставляет данная программа, поделилась личным опытом аспирантка РЭА Мария Родионова. Опыт оказался неудачным: «Во-первых, трудно достать нужную и наглядную информацию по программе. Во-вторых, оказывается, что когда приходишь в соответствующие ведомства, то люди, представляющие государство, также не вполне владеют этой информацией. Лишь одно мне дали чётко понять: получить жильё будет сложно, почти нереально».

Действительно, информационный вакуум — одна из основных нынешних проблем молодых учёных и специалистов. В доказательство этого координатор круглого стола Дмитрий Пиногорский провёл наглядный эксперимент. «Поднимите, пожалуйста, руку те, кто знает о такой организации, как Российский союз молодых учёных?» — попросил координатор круглого стола. Знающих оказалось не более пяти человек. Тот же эффект вызвал и вопрос о Союзе молодых специалистов. А ведь обладание такой информацией, обогащённой сведениями об именных стипендиях, премиях, научных конкурсах и грантах, которых с каждым годом в нашей стране становится всё больше и больше, может не только положительно сказаться на профессиональных качествах молодого учёного, но и улучшить его материальное состояние, резюмировал Дмитрий Пиногорский. Его предложение о создании информационного ресурса, полезного именно молодым учёным и аспирантам, было поддержано единодушно.

Таким обещанием конкретного результата по итогам обсуждения «проблем молодых учёных» закончился первый межвузовский круглый стол молодых учёных в стенах Плехановской академии. Проводить их собираются регулярно. Так, уже в середине марта предполагается обсудить «Ценности молодого учёного XXI века».

Обсудить на форуме
researcher@