.
Полит.ру
4 декабря 2008 г.

Адрес страницы: http://www.polit.ru/author/2008/12/04/journal.html

Научное сообщество против европейской бюрократии
Пока в России кипят страсти по поводу пресловутого списка ВАК, история, чем-то напоминающая (и много чем не напоминающая) нашу, разворачивается в Европейском Союзе.

Алексей Куприянов

По инициативе Европейского Научного Фонда была развернута программа по составлению Европейского Справочного Указателя по Гуманитарным наукам (European Reference Index for the Humanities, ERIH). По сути, речь шла о составлении списка журналов по гуманитарным наукам с разделением журналов на три категории (A, B и C), в зависимости от степени их «международного признания».

Для составления этого списка все гуманитарные дисциплины были разбиты на 14 групп: антропология; археология; история искусства, архитектуры и дизайна; исследования классической древности; гендерные исследования; история; история и философия науки; лингвистика; литература; музыковедение; исследование педагогики и образования; философия; психология; религиоведение и теология. По каждой из групп дисциплин были созданы комиссии, включавшие от четырех до восьми человек, которые в несколько этапов составили предварительные списки, размещенные на сайте проекта.

Международное сообщество в области гуманитарных наук встретило эту инициативу скептически, а специалисты в области истории науки и науковедения выразили решительный протест и потребовали исключить их журналы из списков ERIH. Редакторы 45 журналов по философии, истории и социальным исследованиям науки, медицины и технологии (38 из них включены в списки по разделу «история и философия науки») подписали совместную декларацию, опубликованную в качестве редакционной статьи во всех подписавших ее журналах в конце лета – начале осени сего 2008 г. (см. оригинальный текст декларации и перевод, публикуемые с согласия подписавших ее историков биологии Кита Бенсона (от «History and Philosophy of the Life Sciences») и Пола Фарбера (от «Journal of the History of Biology»)вставь ссылки!!!!).

Список ERIH по истории и философии науки включает 166 журналов (32 в категории A, 90 в категории B и 44 в категории C). Отнесение тех или иных журналов к этим категориям вызывает некоторое удивление. Например, «Osiris», тематическое приложение к одному из центральных для дисциплины журналов «Isis», попадает в категорию B, вместе с рядом других широко известных и значимых журналов, а также с разного рода экзотикой типа «Indian Journal of History of Science». Заметен перекос (мало оправданный) в пользу логики и философии – дисциплин, не оказывающих в поле науковедения никакого ощутимого положительного влияния вот уже двадцать, а то и тридцать лет.

Довольно своеобразно смотрится в списке по философии и истории науки Россия. Из трех изданий, упомянутых в нем («Istoriko-Astronomicheskie Issledovaniya», «Istoriko-Biologicheskie Issledovania» и «Istoriko-Matematicheskie Issledovania»), ни одно не является периодическим в строгом смысле этого слова (и даже не ясно, можно ли их считать на настоящий момент хотя бы «продолжающимися»). Единственный журнал с определенной репутацией, который мог бы иметь отношение к делу («Вопросы истории естествознания и техники»), вообще не попал в список даже в категории C. Для этого, наверное, можно придумать основания, но чем он хуже трех перечисленных изданий (как и ряда малоизвестных журналов из стран Восточной Европы, включенных в список), не ясно.

Важно отметить, что протест подписали отнюдь не те, кто пострадал в наибольшей степени: среди журналов, участвующих в акции, 11 представителей категории A (включая такие авторитетные издания, как «British Journal for the History of Science», «Isis» и «Science in Context»), 25 – категории B (включая, например, непонятно как очутившиеся за пределами категории A «Science, Technology and Human Values» и «Social Studies of Science») и только два журнала категории C (неясно за что наказанные «Berichte zur Wissenschaftsgeschichte» и довольно локальный ежегодник Шведского общества истории науки «Lychnos»).

Фамилии редакторов науковедческих журналов, подписавших декларацию, говорят любому специалисту в области философии и истории науки больше, чем довольно безликий состав комитета ERIH.

Теперь найдите десять отличий от ситуации в России.

При всей непредставительности комитета ERIH по философии и истории науки, его состав хорошо известен и доступен для всеобщего обозрения в Интернете. Собственно, сомнения в том, что он может репрезентировать гетерогенную область Science Studies, легко переходят в уверенность именно потому, что состав совета опубликован. Более того, довольно легко можно найти общее описание процедуры отбора по ряду групп дисциплин. Негодование невнятностью этой процедуры в письме редакторов журналов не может вызвать ничего, кроме горькой усмешки – горя они не знают, милости просим в Россию, где списки ВАК годами составлялись непонятно кем и непонятно как. Недавно опубликованные документы, содержащие требования к журналам в явном виде, хорошо смотрятся на фоне беспредела прошедших лет, но появились они, мягко говоря, поздновато (и, если бы не скандал с «корчевателем», кто знает, появились ли бы вообще). Кто именно стоит на страже списка, так и осталось не ясным.

Далее, редакторы международных науковедческих журналов довольно быстро скоординировали свои усилия и заявили решительный протест. Если учесть, что за многими из журналов стоят влиятельные международные ассоциации, сила протеста очевидна. В России нет ничего сопоставимого. Вместо того, чтобы, опершись (хотя бы) на авторитет научных обществ национального уровня, выступить единым фронтом и начать активную игру против «перечня ВАК», который уже принес заведомо больше вреда, чем пользы, и неизвестно, что еще принесет в будущем, редколлегии журналов пустились в закулисные сепаратные переговоры в надежде так или иначе попасть в «перечень». Оно и понятно – за ними стоят не независимые научные общества, а кругом зависимые государственные и изрядно потрепанные негосударственные исследовательские и образовательные учреждения, озабоченные, прежде всего, необходимостью печатать без проблем работы своих собственных сотрудников, которые не могут пробиться через шквал «предзащитных» публикаций в других местах. Возможно, мешает и отсутствие глубоко искреннего и выстраданного чувства внутренней правоты – далеко не все наши журналы могут похвастаться строгим следованием процедуре peer-review, да и в безусловном качестве статей уверенность отнюдь не крепнет (мы максимально смягчили формулировку). Поэтому гораздо проще, не создавая лишних проблем, прогнуться под требования ВАК, какими бы странными они ни были, чем вступить в игру на равных от имени научного сообщества и попытаться изменить ситуацию к лучшему.

Видимо, так и простоим на коленях, пока барин сам не отменит «перечень» и не введет что-нибудь новое взамен.

Обсудить на форуме
researcher@