.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
21 ноября 2008

Пир во время чумы
В статье «Кризис и наука» Константин Киселёв, исполнительный директор Центра «Открытая экономика», поставил вопрос о необходимости серьёзных корректировок научной политики в России и предложил конкретные меры, которые, на его взгляд, помогут вывести науку из явно кризисной ситуации.

Михаил Гельфанд в своей полемической публикации соглашается с некоторыми пунктами «программы Киселёва», и даже добавляет к девяти её пунктам ещё один.

Справка STRF:
Гельфанд Михаил Сергеевич, и.о. заместителя директора Института проблем передачи информации РАН, кандидат физико-математических наук, доктор биологических наук

Это просто какой-то праздник. Сначала первый вице-премьер Сергей Иванов объяснил, что «какие-то научные изыскания» ни в коем случае не должны проводиться «просто так — ради научного интереса», а должны «выдавать на-гора конкурентный товар или продукцию», потом председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров сравнил «инвестиции в науку и НИОКР с наливом воды в дырявое ведро», а теперь, когда команда получена, подоспело теоретическое обоснование и практические рекомендации по окончательному уничтожению этой самой науки.

Теоретическое обоснование выдал в «Независимой газете» (22 октября и 12 ноября с. г.) доктор экономических наук, профессор Государственного университета управления, академик Международной академии информатизации Евгений Балацкий (для тех, кто не знает — эта академия в свое время отпочковалась от «Мосгорсправки» и до сих пор располагается в одном подъезде с этой уважаемой организацией). Обоснование это исходит из поверхностно усвоенной постмодернистской идеи об относительности научного знания. Ход мысли у академика Балацкого примерно такой: коль скоро научные теории со временем уточняются и пересматриваются, мы не должны вкладывать государственную копейку в фундаментальную науку, в которой не бывает окончательного результата. А потому всех ученых (само это слово почему-то вызывает у доктора наук комические ассоциации) следует переучить в «экспертов» (термин автора), которые и будут «выдавать на-гора».

Михаил Гельфанд:
«Что необходимо — так это создать работающую систему конкурсной экспертизы, чтобы нормальные средства попадали к тем, кто ими в состоянии разумно распорядиться… Найдутся люди, которые смогут это сделать хорошо и бесплатно, и уже делают»
Константин Киселёв:
«Страна не в состоянии тратить десятки миллиардов долларов на получение широким фронтом знаний, которые будут использованы конкурирующими экономиками»

Подробный разбор этой ерунды, надеюсь, будет на днях опубликован в той же «Независимой газете», а здесь должен сказать, что академик Балацкий с этой рекомендацией опоздал. Ученых переучивать не надо, экспертов у нас уже и так пруд пруди. Один из них, исполнительный директор Центра «Открытая экономика» Константин Киселев выдал на-гора большую программную статью на сайте «Наука и технологии РФ». Статья состоит из двух частей. В первой подробно обсуждается тезис о том, что денег нет и не будет, во второй — что из этого следует в рассуждении организации научного процесса в стране. Не будучи экспертом в области экономики, я не буду подробно обсуждать первую часть, тем более, что основной ее тезис особенных сомнений не вызывает, иллюзий ни у кого нет. А вот вторую часть могу и пообсуждать. Изнутри, так сказать. Как объект реформирования.

Как ни удивительно, среди рекомендаций эксперта Киселева есть относительно разумные. Уменьшение коррупции, откатов и распилов; пересмотр Программы фундаментальных исследований РАН (этот безответственно халтурный документ подробно разобран в статье «Мышь родила гору» в газете «Троицкий вариант»); снятие запретов на инновационную деятельность научных организаций и университетов; интеграция научной и образовательной деятельности; ревизия отраслевых как-бы-научных программ; и т. д. и т. п. — все это можно было бы только приветствовать. Но все это обесценивается одной неправильной посылкой и одной существенной лакуной.

Лакуна эта состоит в том, что, предложив список мероприятий, эксперт забыл написать о том, кто будет осуществлять эти мероприятия. Ни слова не сказано ни про организацию экспертизы проектов и отчетов, ни о том, где, собственно говоря, предполагается взять настоящих, компетентных и добросовестных экспертов. В результате окажется, что ровно те же самые люди, которые создали существующую систему, теперь будут ее перестраивать.

Откуда следует, что, так и не сумев наладить нормальной процедуры конкурсов в федеральной целевой программе «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России» (ФЦНТП), Минобрнауки и Роснаука смогут провести все эти ревизии направлений, отбор организаций-лидеров, устранение дублирования, формирование госзаказа и прочие непростые оргмероприятия? Не обернется ли вся эта «жесткая экспертиза» просто очередным валом бумаг и бюрократических рогаток, как это уже было с мероприятиями по усилению финансовой дисциплины, которые сильно тормозят работу ученых, но при этом легко обходятся профессионалами? В результате, как всегда, в живых останется не тот, кто лучше работает, а тот, кто лучше соврет.

При этом в списке предложений отсутствует одно, банальное до смешного: провести настоящую экспертизу отчетов по завершенным проектам ФЦНТП и отобрать финансирование у тех, кто завалил уже не один проект, кто накупил дорогого оборудования и так и не сделал на нем ничего разумного, кто не выполнил ни одного обещания. Будь он хоть ВИП, хоть не-ВИП.

Теперь про неправильную посылку в статье эксперта Киселева. Пишет он про необходимость переориентировать финансирование с фундаментальных на прикладные исследования. Эта мантра, которую все чаще повторяет хор экспертов и чиновников, основана на одном простом недоразумении. Они думают, что в стране есть фундаментальная наука.

Но науки, как функционирующей, живой системы в стране уже практически нет. Осталось лишь несколько лабораторий, которые в состоянии вести исследования на передовом уровне, и не так уж много групп, работающих на среднемировом. Поэтому слова (цитирую): «страна не в состоянии тратить десятки миллиардов долларов на получение знаний широким фронтом, которые будут использованы для получения преимуществ конкурирующими экономиками» — это слова ни о чем. Нет никакого «широкого фронта». Есть горстка компетентных людей, которые никогда не видели этих десятков миллиардов долларов, они и рублей-то столько не видели. И не надо мучить этих людей глупостями про внедрения и инновации: пусть они занимаются тем, что хорошо умеют. Кстати сказать, многие из них вполне успешны и в прикладных направлениях.

Предложив список мероприятий, эксперт забыл написать о том, кто будет осуществлять эти мероприятия. Ни слова не сказано ни про организацию экспертизы проектов и отчетов, ни о том, где, собственно говоря, предполагается взять настоящих, компетентных и добросовестных экспертов

А вот что необходимо — так это создать работающую систему конкурсной экспертизы, чтобы нормальные средства попадали к тем, кто ими в состоянии разумно распорядиться: чтобы оборудование не стояло нераспакованным в коридорах, а зарплаты были достаточными, чтобы удержать в еще живых лабораториях сильную молодежь. Это должен быть конкурс тех, кто лучше работает, кто имеет за душой научную репутацию и заделы, а не административный ресурс и способность врать, не краснея. Для этого нужно не так много денег, это технологически просто сделать (потому что конкурс исследовательских проектов — это не конкурс учреждений и госпрограмм), и это двадцать раз окупится. Только сохранив эти еле выживающие среди распильного болота островки настоящей науки, можно надеяться на возрождение науки хотя бы в среднесрочной перспективе, на сохранение системы подготовки кадров высшей квалификации, на ответственный выбор перспективных направлений технологического развития, на компетентную экспертизу так любимых экспертом Киселевым «ВИП-проектов» и прочих замечательных начинаний.

Необходимо создать работающую систему конкурсной экспертизы, чтобы нормальные средства попадали к тем, кто ими в состоянии разумно распорядиться

Вместо этого предлагается «переориентировать фонды поддержки фундаментальных исследований на финансирование проектов, имеющих ясно выраженный прикладной характер». Зачем переориентировать-то? Зачем ломать то, что хоть как-то работает — тот же РФФИ, во всяком случае, отдельные его секции, ещё проводят относительно честные конкурсы. Нужен вам фонд поддержки прикладных исследований — вперед, есть Российский фонд технологического развития, работайте с ним, улучшайте экспертизу там. Есть Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере — по отзывам, вполне прилично работающий. Создавайте новые фонды, наконец. Потом посмотрим, какой фонд лучше работает.

Кстати сказать, в самом РФФИ конкурс «ориентированных фундаментальных исследований» — наименее прозрачный и вызывает больше всего нареканий, этот-то блестящий опыт предлагается теперь распространить на весь фонд. Вот экспертиза результатов — это правильно. Только это должна быть экспертиза именно научных результатов, а не правильности оформления отчетов, как это делается сейчас в ФЦНТП.

Далее. Эксперт Киселев предлагает выделить «группы организаций, являющихся лидерами в отдельных областях научно-технической деятельности» и создать «сеть федеральных ресурсных научно-технологических комплексов». Тут — что ни слово, то песня.

Найдутся люди, которые смогут это сделать хорошо и бесплатно, и уже делают. Просто из любви и уважения к своему делу и из желания разумно его обустроить

Нет у нас никаких организаций-лидеров: см. выше. Предлагаемая процедура — это организация безответственных мегашарашек. Ниоткуда не следует, что централизация научной деятельности приведет к желаемым результатам. А вот конкуренцию она убьет, это точно. В нашей реальности мы получим кровавую борьбу бульдогов-тяжеловесов за то, чтобы выдать свою область за самую важную (при отсутствии разумной процедуры, критериев, компетентных и честных экспертов), уничтожение конкурентов, а затем благополучное ничегонеделание, обеспечиваемое периодическим втиранием очков и эскалацией обещаний. В советские времена это называлось «бег по осыпи». Вместо нормальной конкуренции исследовательских групп по естественным, применяемым во всем мире правилам, опять предлагается соревнование тех, кто ловчее и весомее соврет. Прототипом этой замечательной перспективы являются лоты ФЦНТП, где победителем псевдоконкурса, как правило, становится тот, кто в процессе кулуарных согласований протолкнул свою формулировку лота.

Кстати, о лотах. В заключение к девяти пунктам программы эксперта Киселева я добавлю для круглого счета еще один, десятый. Вот он:

10. Прекратить финансирование «разработок стратегий», «обследований ситуаций», «проведения мероприятий», «написания программ», «прогнозных исследований» и тому подобной околонаучной ерунды.

Не нужно это. Нужны регламенты конкурсов, процедуры экспертизы заявок и отчетов, и корпус экспертов. Найдутся люди, которые смогут это сделать хорошо и бесплатно, и уже делают, см. например, хронику проекта «Корпус экспертов». Просто из любви и уважения к своему делу и из желания разумно его обустроить.

Михаил Гельфанд

Обсудить на форуме
researcher@