.
опек.ru
30.04.2008

Чему стоит поучиться у собратьев по «кумовскому капитализму»
Традиционный семинар ГУ-ВШЭ «Актуальные исследования и разработки в области образования» под руководством Исака Фрумина 28 апреля получил международный статус: с докладом «Становление университетов мирового класса в условиях «кумовского капитализма»: уроки Мексики и других стран» на нем выступил руководитель проекта «Знание для развития» Института Всемирного банка в Вашингтоне Евгений Кузнецов.

Иван Стерлигов

Тему своего доклада г-н Кузнецов пояснил просто: как создать университет мирового класса там, где «все схвачено»? Другими словами, каковы ключевые ограничения национальной образовательной системы в условиях «кумовского капитализма» и как их преодолеть? Прежде чем ответить на этот вопрос, Евгений Кузнецов пояснил, что именно он понимает под «кумовским капитализмом».

Совершенство vs кооптация

КК (он же – известный российским исследователям crony capitalism или rent-seeking environment) характеризуется следующим:

- условия развития крайне неоднородны, законы применяются избирательно, «везде дурно пахнет»;

- доминируют разнообразные «устоявшиеся интересы» и их выразители (конгломераты компаний и профсоюзы);

- существует внутренняя и внешняя утечка мозгов и острый дефицит менеджеров.

В высшем образовании КК проявляется в неявной приватизации сферы, крайней узости ее качественного сегмента. Огромные деньги тратятся на отбор и подготовку достойных абитуриентов, в Корее эта цифра составляет почти 3% ВВП. В Индии КК привел к расцвету «карманных» региональных вузов, готовящих кадры для локальных рынков и элит.

Корпоративные государственные системы, доминирующие, например, почти во всей Латинской Америке, хоть и являются «дурно пахнущими», вовсе не препятствуют экономическому развитию. Их сущность проявляется в другом – любой неординарный игрок на определенном этапе развития «покупается» системой и кооптируется в нее.

У правящих в режимах КК группировок\партий нет никакой идеологии, кроме стремления удержаться у власти. Демократия существует на поверхности, скрывая единый центр правления. Передача власти происходит путем указания преемника. КК – чрезвычайно гибкая система, способная восстанавливаться даже после больших потрясений: в Аргентине она сохранилась после резкой смены 5 президентов.

Высшее образование в таких условиях является весьма неоднородным. Наряду со «старыми» университетами существуют три типа новых вузов:

- однодневки, создаваемые для заработка;

- масса «середняков», скорее, дающих дипломы, чем образование;

- единичные «звезды», ответственные за образовательный имидж страны на мировой арене.

В Индии элиту представляют IIT и IIM, в Корее – KAIST и POSTECH, в Мексике – ITESM и ITAM.

Причина возникновения высококлассных университетов проста – нужны хорошие кадры. В качестве конкретного примера Евгений Кузнецов рассмотрел историю ITESM – Монтеррейского технологического института.

Мексиканское чудо

Этот вуз, основанный еще в 1943 году выпускником MIT, пивоваренным магнатом Еугенио Гарса Сада, на сегодня готовит 88 тыс. студентов в 33 кампусах. Основные специальности – инжиниринг, IT, менеджмент, общественные и гуманитарные науки, медицина. Примечательно, что университет специализируется почти исключительно на прикладных исследованиях и разработках.

ITESM возник в результате долгих переговоров прогрессивной части мексиканской деловой элиты с правительством. После того, как слабая заинтересованность властей в развитии проекта стала очевидной, главы нескольких компаний объединились и основали вуз самостоятельно. Государство же посчитало, что если бизнесу что-то нужно, то он и должен за это платить.

В результате было решено создать общеуниверситетскую систему принципов, регламентирующую, в частности, прием и отчисление студентов, а организацию отдельных кампусов поручить бизнесу, предоставив ему право участвовать в учебном процессе.

Основной заслугой основателей ITESM стали, по мнению Евгения Кузнецова, отбор частных компаний-спонсоров и «прикрытие» начинания в условиях rent-seeking environment.

Благодаря слаженной работе инициативных бизнесменов-магнатов («крыши») и ректората, рекрутированию в качестве преподавателей лучших выпускников университетов США и вниманию к требованиям бизнеса вуз достиг впечатляющих показателей. 18% CEO и 16% чиновников страны – его выпускники, 62% оканчивающих ITESM через 20 лет имеют свой бизнес. Высокопоставленные агенты влияния включают, например, US secretary of commerce Карлоса Гутьерреса. По рейтингу школ MBA Wall Street Journal монтеррейский политех занимает 7 место в мире. Особенно важно наличие у ITESM множества международных сертификатов и членств, а также договоров о сотрудничестве с 350 университетами по всему миру. Более 6000 студентов ITESM обучаются за рубежом; число иностранных студентов, в свою очередь, превышает 4000 человек.

Из 13 иностранных офисов вуза 3 находятся в Китае, который мексиканцы рассматривают как стратегический рынок образовательных услуг. Это оправданно благодаря высокоразвитой системе дистанционного образования, возникшей в ITESM еще в 1974 году.

В числе стратегических приоритетов мексиканского вуза – коммерциализация результатов R&D: сотрудники поощряются не только за написание высокоцитируемых статей, но и за получение патентов, а университет предоставляет им все условия для старта собственного бизнеса.

Законы выживания «живых»

Независимое существование ITESM и подобных ему университетов в условиях кумовского капитализма возможно при выполнении ряда общих условий:

- никаких субсидий от правительства (что не исключает участия в конкурсах и грантах);

- своеобразная структура управления – бизнес создает отдельные кампусы, но правила и стандарты являются общими;

- непрерывный поток инноваций, внутренних и внешних spin-offs;

- интернационализация и открытость для объективных международных оценок (внутри системы КК независимую оценку и связанный с ней статус получить невозможно);

- акцент на коммерциализации знаний и внутренних микрореформах в отсутствие у государства стимула к макроизменениям. Роль «рычага Архимеда»;

- создание платформы для объединения «исключений», «живых сил» бизнеса, власти, общества;

- особая роль ассоциаций выпускников, поддерживающих связь с alma mater.

Такая политика позволяет «выдающимся университетам» сохранять свою уникальность в условиях давления рентного общества, которое стремится распространить свои принципы внутри любой организации соответствующего масштаба. Как правило, независимое развитие становится возможным благодаря поддержке «тяжеловеса», создающего микропространство для инновационно настроенных вузовских управленцев. Г-н Кузнецов называет такую стратегию «Water for fish» - «вода для рыбы». В случае с ITESM «тяжеловесом» ныне выступает председатель совета директоров крупнейшего латиноамериканского производителя цемента CEMEX.

На кого надеяться здесь?

Руководители ГУ-ВШЭ, слушавшие доклад с большим вниманием, особо отметили проблему масштабирования выдающихся вузов в непростых внешних условиях. Так, проректор Вышки Андрей Яковлев подчеркнул, что, хотя условия в каждой стране уникальные, между ITESM и ГУ-ВШЭ можно провести множество параллелей, и вопрос сохранения качества услуг при росте спроса и предложения требует внимания к иностранным примерам. Особенно его заинтересовала проблема смены агентов влияния, покровителей «исключений», на что Евгений Кузнецов ответил, что универсальных рецептов он не знает. Впрочем, добавил он, практика показывает, что бремя поиска преемника, как со стороны покровителя, так и со стороны ректора лежит исключительно на них самих.

Первый проректор ВШЭ Вадим Радаев согласился, что в наших условиях система, действительно, создавать конкурентные поля не может, поэтому пример Мексики вполне актуален. Однако в России не стоит надеяться на частный капитал, который после уроков РГГУ и Федерации интернет-образования осознал опасность явного проявления образовательных инициатив. Остается уповать на государство, которое, впрочем, вполне в состоянии оказать поддержку. Легитимной для него целью могло бы послужить улучшение имиджа страны, наличие нескольких примеров для предъявления при международных сопоставлениях.

Основным риском помимо собственно выживания для новых качественных вузов может стать социальное напряжение. Г-н Радаев уверен, что снять его можно четкой официальной сегментацией учебных заведений, созданием дешевых университетов вместо техникумов, которые бы стали некими отстойниками для не вписывающихся в «живые силы».

Государственная политика поддержки качественных вузов должна строиться на следующих принципах:

- опора на лучших;

- открытость и интернационализация;

- ставка на отдельные учреждения, которые должны стать источником для формирования среды.

Несмотря на робость и незавершенность модернизационных попыток политическая воля у власти накапливается, заключил г-н Радаев, и ей нужно помочь найти проявление в адекватном и согласованном комплексе мер.

Действительно, образец ITESM для сегодняшней России более актуален, чем Гарвард и MIT. Однако все-таки не стоит сбрасывать со счетов российский бизнес как источник инновационной активности в образовании. Да, примеры участия ЮКОСа в развитии ряда проектов закончились печально, но проекты эти были в основном общественно-гуманитарные. Напротив, Монтеррейский институт начинался как политехнический вуз, и только через десятки лет стал играть роль «Архимедова рычага» в общественно-экономической жизни. Вполне возможно, что такой путь имеет в сегодняшней России определенные перспективы.

Обсудить на форуме
researcher@