.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
12 января 2007

Конец эпохи иностранной "научной благотворительности"
Иван Стерлигов

С начала этого года начато свертывание программы INTAS (The International Association for the Promotion of Co-operation with Scientists from the New Independent States (NIS) of the Former Soviet Union – Международная ассоциация содействия сотрудничеству с учеными из Новых независимых государств бывшего Советского Союза). Решение о ее ликвидации принято Генеральной Ассамблеей по представлению Европейской комиссии еще 22 сентября прошлого года, и теперь INTAS лишь выделяет деньги по ранее заключенным договорам.

Программа INTAS, наряду с грантами CRDF (Гражданский фонд исследований и разработок США), DFG (Немецкое научное общество), НАТО, и, ранее, Фонда Сороса – наиболее известный и популярный источник иностранных денег для множества российских исследователей. За период с 1993 по 2005 год INTAS поддержал в СНГ 2792 исследовательских проекта на общую сумму в 195 млн. евро, 1300 молодых ученых съездили на стажировки и конференции за границу, общая сумма выделенных денег превысила 210 млн. евро.

Закрытие программы связано, прежде всего, с улучшением экономического положения в странах-получателях грантов. В принятой ЕС новой, седьмой рамочной программе поддержки науки каких-то преференций для стран бывшего СССР уже не предполагается.

Очевидно, что завершение работы INTAS – еще одно звено в цепи свертывания «политической» поддержки отечественной науки из-за границы. Напомним, что фонд Джорджа Сороса «Открытое общество», выделявший в тяжелые 1990-е годы ряду областей российской науки и образования значительные суммы, иногда превышавшие госфинансирование, закрылся еще в 2002-2003 годах. Чтобы выяснить, как обстоит дело с другими иностранными фондами, мы обратились к заместителю председателя совета Российского фонда фундаментальных исследований, чл.-корр. Виталию Конову:

«Да, действительно, тенденция сокращения финансирования наблюдается, просто в ряде других программ это сокращение производят, скажем так, более мягко. Например, в этом году мы проводим новый конкурс с Американским фондом гражданских исследований и разработок - CRDF, который вынужденно идет на уменьшение финансирования. Раньше они получали средства напрямую из бюджета, а сейчас через Национальный американский научный фонд (NSF). Но национальный фонд не может переправлять деньги через границу. Таким образом, когда-то мощные внешние возможности поддерживать наших ученых в самой России сейчас сократились, но компенсируются внутренними источниками, в том числе Российским фондом фундаментальных исследований.
В то же время с целым рядом других фондов, в частности, немецким DFG или китайским NSFC, все стабильно. С ними у нас с самого начала было паритетное финансирование, и поэтому сотрудничество тут успешно развивается. На такой же основе мы начали проводить совместные конкурсы проектов с NSF».

Таким образом, из «больших» программ, направленных на помощь развивающимся странам, действовать в полной мере продолжат лишь программа НАТО. Как сообщил нам заместитель помощника Генерального секретаря НАТО по вопросам научного сотрудничества Кейт Гарднер, финансирование по линии Североатлантического союза не зависит от экономического положения в странах-грантополучателях (заметим, что для ученых из стран вроде Финляндии или Австрии, т.е. не членов НАТО, но членов ЕС, участие возможно только на основе самофинансирования). Общее финансирование по грантам НАТО, по которым работают российские ученые, в 2005 году составило почти 3 млн. евро, и нет оснований ждать сокращения ассигнований. Однако средства выделяются по довольно узкой проблематике: по словам г-на Гарднера, для России это обнаружение взрывчатки, психосоциальные последствия терактов, транспортная, биологическая, химическая и радиационная безопасность – т.е. действительно актуальные для иностранцев вещи. 

Свертывание программы INTAS, а также изменение механизмов финансирования грантов CRDF знаменуют собой окончание эпохи безвозмездной поддержки российской науки. Европа и США больше не намерены выделять деньги нашим ученым просто потому, что они не получают достойной зарплаты от нашего государства – время, когда России надо было помогать оправиться от распада СССР, прошло. Теперь от российских ученых ждут полноценного взаимовыгодного сотрудничества на международном уровне – по словам г-на Конова, работа с теми фондами, которые заинтересованы прежде всего в научных результатах, на спад не идет.
Можно ожидать, что в будущем ситуация с иностранными грантами будет и дальше развиваться в прагматическом направлении – например, активно налаживает контакты с нашими учеными Академия наук КНР, которую трудно заподозрить в филантропии.

В новых условиях российским специалистам придется прилагать для получения иностранных денег больше усилий, интересных для зарубежных фондов тематик также станет меньше. Однако при этом больше средств будет выделяться отечественными РФФИ и РГНФ, и можно надеяться, что на смену деньгам ЕС, НАТО и Сороса придут полноценные российские гранты.

Примечание: чтобы приблизительно оценить популярность иностранных грантов в России, я подсчитал число вхождений в Google для «гранты х», где х:

1. DFG – 10.000
2. CRDF – 40.000
3. NATO – 45.700
4. INTAS – 46.200
5. РГНФ – 95.000
6. РФФИ – 300.000


Обсудить на форуме
researcher@