.
Город. Петербургский журнал
№ 16 от 1-5 мая 2006 г.

Факультет деловой хватки
Клиника чистого разума
Есть профессии прикладные - юрист, например, или пожарный, - учится на них студент в том или другом заведении и примерно понимает, где и кем будет потом работать. А есть профессии странные - например, непонятно, куда деваются философы, которых сотнями выпускают наши университеты

Егор Новиков

Удивительно, часто от людей, узнавших о том, на кого я учился, приходилось слышать вопрос: "А почему не работаешь по специальности?" Удивительно потому, что этот вопрос не имеет смысла. Во-первых, по этой специальности работы не придумано. Во-вторых, какое занятие может быть не по специальности человеку, у которого в дипломе прямо написано - философ.

Немногим более восьмидесяти лет назад, осенью 1922-го, от набережной неподалеку от Первого Петроградского университета отчалил пароход "Обер-бургомистр Хакен". На нем отбыло в иммиграцию несколько десятков российских интеллектуалов. В связи с чем значительно позже эта акция и получила название "Философский пароход". В результате в СССР философия осталась урезанной до теории Маркса и ее трактовок.

Тем не менее в 1940 году в здании Новобиржевого Гостиного двора на Васильевском острове был создан философский факультет ЛГУ. Сперва немногочисленные суровые юноши, вооруженные диаматом и техникой разгрома буржуазно-идеалистических течений, были весьма востребованы - на идейном фронте было жарко. В годы так называемого застоя идейный фронт порос камышом. Но количество выпускников-философов становилось все больше.

Видимо, тогда в массовом сознании и произошло сближение образов философа и дворника. Метафора, в общем, прозрачная: безразличие к общественному признанию, созерцательность, отказ идти на компромисс в стремлении к истине. И сейчас вузы страны продолжают год за годом выпускать в люди многие сотни профессиональных мыслителей.

Если вы выйдете на улицу и станете спрашивать, чем занимаются философы, помимо ответов вроде "философствуют" или "в бочке сидят", вы мало чего услышите. Не знает никто.

Ну, предположим, пишут книжки. Хотя, сколько вы знаете современных отечественных философов, которые издаются? Ну, понятно, преподают философию. Но помилуйте, только бюджетное дневное отделение философского СПбГУ ежегодно выпускает больше ста человек, не считая платников, вечерников, заочников. А это не единственный философский факультет в Петербурге. Даже при сегодняшнем, невероятно раздувшемся объеме учащихся вузов профессиональных философов хватит, чтобы каждому студенту приставить персонального воспитателя. Значит, и не здесь разгадка тайны.

Пойдем, как говорили латиняне, ab ovo, то есть от яйца. Премилая студенточка первого курса на мой вопрос "почему и что потом?", смущенно потоптавшись, ответила лишь:

"Я не знаю... может, вам лучше у второго курса спросить?"

В 16 - 17 лет с разумной мотивацией у людей вообще не очень, не говоря уже о понимании ими сущности философии. То есть молодые люди после школы идут "на философию" потому, что надо куда-то поступать, а куда - не знают. В лучшем случае, ведомые наитием. В итоге получают специальность без какого бы то ни было конкретного применения.

На протяжении пяти лет будущие философы разбирают по винтикам и тюнингуют свой мыслительный аппарат, чтобы понять огромное количество чужих абстрактных мыслей и углубиться во что-нибудь совсем уж непристойное, вроде жизни текста без автора. Проникнувшись трагичностью вопросов, на которые нет ответов, некоторые увлекаются, привыкают и остаются работать в университетской среде. Большинство же увлекается не так сильно и выходит в мир со склонностью к рефлексии и аналитике.

В итоге, чем больше студенты прониклись тем, чему их учили на философском факультете, тем более процесс вхождения выпускников-философов в обыденную жизнь похож на чеховскую трагикомедию. Потому что никакой внятной роли в обществе философам не предусмотрено.

Нельзя сказать, что об этой проблеме никто не задумывается. В прошлом году в Большом Университете прошел "круглый стол" о философии как профессии. Его инициатор доцент Александр Говорунов сказал, что толчком к этому стал "экзистенциальный ужас в глазах студентов 4 - 5-го курсов: учиться было интересно, но что дальше - об этом лучше не думать". Как и положено философскому мероприятию, "круглый стол" однозначных решений не принес.

Выяснилось, что есть радикальная точка зрения - все замечательно: философия во внимании со стороны общества не нуждается, и чем меньше она будет вступать с ним в преступные связи, тем лучше. Потому как такие связи всегда подразумевают компромисс и отклонение от настоящего, сакрального философского процесса.

Другая позиция предполагает оправдание философией своего существования в глазах общественности через налаживание тесной связи с реальностью. В западных странах эта связь вроде бы наладилась давно. Там философы занимают разные ниши в медиа, управлении и науке. Кроме того, практикующие философы эксплуатируют беспорядочный и глупый интерес общества к вырванным из контекста эзотерическим практикам, адаптированному психоанализу и так называемому New Age. В общем, у нефилософских масс есть тяга к размышлениям над смыслом жизни, и дипломированные философы этим могут пользоваться - более того, это воздействие на общество может привести к переменам, какие не вызовешь никакими реформами или законами.

У нас, правда, этого пока нет. Один выпускник-философ РПГУ им. Герцена, ныне дизайнер-верстальщик, на вопрос о сокурсниках говорит: "Из тех, о ком я знаю, трое работают строителями, один мечтает работать строителем, один торгует мороженым, несколько девчонок преподают в школах".

Мои наблюдения похожи, хоть и чуть более оптимистичны. Выбор перед выпускниками встает нелегкий. Университетское агентство по трудоустройству может кое-что предложить, но к философии все это имеет отношение самое отдаленное. Заявки именно на философов присылают разве что центры саентологии, где, понятно, даже философ вряд ли сочтет возможным работать. Большинство выпускников ассимилировалось с массами и выполняют свою небольшую роль во всемирном товарообороте, став разного рода менеджерами, консультантами и представителями. Значительно меньше осело в университетах, в основном обретя не самую завидную (по крайней мере, в материальном плане) долга. Какая-то часть, освоив еще какую-нибудь специальность, в итоге добивается признания в нефилософских областях.

Отдельные несчастливцы (или счастливцы) стали "социальными инвалидами", окончательно потеряв желание приспособиться к полноценному существованию в обществе.

Так что пускай каждого греет мысль о том, что, возможно, спешащий на работу менеджер нахмурился не в предчувствии кары за опоздание, а от мучительного размышления над взаимоотношениями духа и разума. А этот дворник, монотонно взмахивающий лопатой, достраивает в голове очередное идеальное государство.

Во что превращаются философы?

Александр Секацкий философ, доцент кафедры социальной философии СПбГУ:

- Аристотель говорил, что философия из наук самая бесполезная, но лучше ее нет ни одной. То есть пытаться извлечь из нее какую-то практическую пользу, наверное, было бы странно. Меня, наоборот, всегда удивляет определенная степень востребованности философов - то, что они находят какую-то работу, иногда даже по специальности. Все вузы так или иначе.должны прослушивать курс философии - уже какое-то преподавание за копеечки у философов есть. Но и без этого человек, закончивший философский факультет, как-то устраивается в жизни, какие-то деньги зарабатывает, а казалось бы, должны в этом смысле полных социальных инвалидов выпускать. Это было бы логично, в этом случае философия работала бы в полную мощность.

Студентка философского факультета СПбГУ, 3-й курс, анонимная, как истина:

- У меня установки, чтобы чему-то здесь научиться и потом это к чему-то приложить, вообще не было. А если я захочу это куда-то приложить, напишу какой-нибудь замечательный спецкурс и буду по миру ездить, обучать всех своей концепции. То есть я считаю, что философия и зарабатывание денег - это изначально разные вещи.

Елена Яковлева, начальник отдела трудоустройства Учебно-методического управления СПбГУ:

- По мнению человека, который занимается трудоустройством наших студентов 21-й год, выпускники философского факультета не надеются на то, что им посчастливится работать по специальности. Предложить работу выпускнику-философу можно любую - кто хочет заниматься наукой, тот продолжает обучение в магистратуре, аспирантуре. Отчасти сохранились прежние вакансии: преподаватели в школах; редко - в вузах. Остальными руководят мысли о деньгах - сейчас выпускники философского достаточно востребованы в бизнесе благодаря уровню образования и риторическим способностям.

Сергей Монахов, выпускник философского факультета РПГУ им. Герцена 1999 г.:

- В практическом смысле специальности "философ" присуще вообще не иметь смысла, а чтобы люди не считали вас странным, ее лучше от них скрывать. Но учиться на философском факультете не менее весело, чем на любом другом. За шесть же лет можно успеть так расширить сознание, что второе высшее пойдет как по маслу.

Эльке Мерганс (Германия), выпускница философского факультета ЛГУ 1981 г.:

- Для большинства наших выпускников окончание философского факультета в Советском Союзе скорее стигма, не дает шанс получить работу в сфере наук в Германии. После присоединения ГДР к Западной Германии закрылся институт, где я работала, я стала безработной. В университетах прошли чистки (эвалуация), после них там почти не осталось ученых бывшей ГДР. С 2001 года я решила создать собственное дело в области консалтинга.

Александр Говорунов, доцент кафедры философской антропологии философского факультета СПбГУ:

- Моя идея состоит в том, что ориентация на преподавательскую деятельность в качестве единственной профессиональной формы для философа (как это было в классическом университете гумбольдтовского типа) ведет к опасной герметизации философского сообщества. Позиция "практического" философа видится мне как позиция особого рода коммуникатора, который позволяет объясняться различным профессиональным сообществам между собой и с социумом. Философ может выполнять роль "сшивающего" механизма социума, позволяющего выстраивать утрачиваемые смыслы деятельности. Проблема в том, что эти пласты либо заняты представителями других профессиональных сообществ (психологи, экономисты, журналисты и др.), либо вообще не вскрыты. И актуализация такого рода пластов - серьезная задача.

Любовь Московчук, выпускница философского факультета СПбГУ 2003 г.:

- Чему я действительно научилась - возможности поддержать любой разговор в любой компании. Это благоприятствует достижению огромных вершин в сфере менеджмента, так что надо предложить переименовать философский в малый факультет менеджмента, для тех, кто попроще.

Станислав, дворник Центрального района:

- Философы? Наверное, они кому-то нужны, раз они есть. Значит, что-то они делают, кто-то их, значит, читает. Пишут трактаты свои, философские теории, как жить, как чего. Каждый свое гонит, а потом люди думают: так оно или нет; по жизни проверяют: а может, не так? Всем надо думать, как работать: вот он сюда машину поставил, а как я теперь мусор убирать буду? Люди убирают, а ему все равно. Вот философ он или нет?

Обсудить на форуме
researcher@