.
ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ НАУКИФИЛОСОФЫ
РОССИИ
XX ВЕКА

М.К. ПЕТРОВ

ФИЛОСОФСКИЕ
ПРОБЛЕМЫ "НАУКИ
О НАУКЕ"

ПРЕДМЕТ
СОЦИОЛОГИИ
НАУКИ

Москва
РОССПЭН
2006

Издание осуществлено при финансовой поддержке
Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ)
проект № 04 - 06 - 87067

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Ростовский государственный университет"
Федеральное государственное научное учреждение "Северо-Кавказский научный центр Высшей школы"

Редакционный совет серии
"Философы России XX века"
В. С. Степин (руководитель), Ф. Н. Блюхер (ученый секретарь), А. А. Гусейнов, А. Ф. Зотов, В. А. Лекторский, Л. А. Микешина, А. П. Огурцов

Научный редактор М. В. Заковоротная, доктор философских наук

Составители
В. Н. Дубровин , кандидат философских наук
Ю. Р. Тищенко, кандидат философских наук

Публикация Г. Д. Петровой

Петров М. К. Философские проблемы "науки о науке". Предмет социологии науки. -М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 2006. - 624 с.

Предлагаемый сборник трудов М. К. Петрова (1923-1987) - известного философа, специалиста в области истории философии и культурологии, социологии и науковедения - включает в себя две работы: "Философские проблемы "науки о науке"" (1967) и "Предмет социологии науки" (1983). В первой работе наряду с рассмотрением фактически всего комплекса проблем, обсуждающихся при изучении феномена науки, значительное место занимает оригинальная концепция научного творчества, разработанная автором и обосновывающая необходимость сохранения, развития и свободного выявления таланта - основного условия развития науки. Во второй - анализируются последствия перехода науковедческих дисциплин от построения предмета исследования по модели Ньютона к его построению по модели Лайеля-Дарвина. Вводятся представления о тезаурусной динамике и о человекораз-мерности как необходимых предпосылках изучения социализации индивидов.
Предлагаемый сборник трудов М. К. Петрова предназначен для исследователей феномена современной науки, для культурологов, философов и историков философии, для всех интересующихся гносеологическими, историческими и социальными аспектами существования современной науки.

© Г.Д. Петрова, публ., 2006
© В. Н. Дубровин, Ю. Р. Тищенко

М.К. Петров - философ и социолог науки

Предлагаемый читателю сборник содержит две ранее не издававшиеся работы известного науковеда и культуролога, историка философии и методолога М.К. Петрова (1923-1987). Из его обширного рукописного наследия к настоящему времени уже опубликовано шесть монографий: "Язык, знак, культура". М., 1991; "Самосознание и научное творчество". Изд-во Ростовского университета, 1991; "Социально-культурные основания развития современной науки". М., 1991; "Искусство и наука. Пираты Эгейского моря и личность". М., 1995; "Историко-философские исследования". М., 1996; "Античная культура". М., 1997. В печати находится рукопись объемом 1700 страниц "История европейской культурной традиции". Предлагаемые вниманию читателей работы - "Философские проблемы "Науки о науке"" и "Предмет социологии науки" - посвящены в основном методологическим вопросам исследования науки как специфического для европейской культуры социального феномена.

Первая работа - кандидатская диссертация "Философские проблемы "Науки о науке"", защищенная в Ростовском госуниверситете в 1967 г. Путь к этой защите оказался непростым. До этого были: учеба в Ленинградском кораблестроительном институте, оборванная войной, и участие в военных действиях на Ленинградском фронте; учеба в Военном институте иностранных языков и работа там же в качестве преподавателя; заведование кафедрой иностранных языков Ростовского артиллерийского училища и учеба (после отставки) в аспирантуре Института философии АН СССР; подготовка к защите диссертации "Проблемы детерминизма в древнегреческой философии классического периода" и отказ от ее защиты из-за принципиальных расхождений с научным руководителем; работа начальником кафедры иностранных языков Ейского летного училища, увольнение с этой должности после исключения из партии за написание (еще в московский период) публицистической повести "Экзамен не состоялся", признанной "антипартийной", хотя он сам и отправил ее на отзыв в ЦК КПСС. После годовой безработицы в 1962 г. М.К. Петров устраивается на кафедру иностранных языков РГУ, а с 1965 г. начинает сотрудничать с коллективом университетской кафедры философии. М.К. Петров активно включается в работу по изучению науки в рамках науковедения (или науки о науке), которая разворачивалась в это время на кафедре. Он переводит с английского сборник статей "Наука о науке" (издан под редакцией проф. В.Н. Столетова издательством "Прогресс" в 1966 г.) и статью Дж.Бернала и А.Л. Маккея "На пути к науке о науке" (опубликована в 1966 г. в 7-м номере журнала "Вопросы философии"), пишет статью "Наука о науке" для четвертого тома "Философской энциклопедии" и создает публикуемую ниже диссертацию.

Вторая помещенная в сборнике работа - "Предмет социологии науки" - была создана через шестнадцать лет после первой. Ее появлению предшествовали события не менее судьбоносные для М.К. Петрова, чем события, предшествовавшие появлению диссертации.

С 1965 г. М.К. Петров, оставаясь сотрудником кафедры иностранных языков, читает историко-философские курсы на заочном и вечернем отделениях экономико-философского факультета РГУ, для слушателей ИПК (преподавателей общественных наук) при РГУ. Хотя в 1965 г. его просьбу о восстановлении в партии и отклоняют городской и областной комитеты КПСС, партийные власти не возражают против его использования по специальности, и после успешной защиты диссертации он переходит работать преподавателем кафедры философии РГУ. Его лекции по истории философии, выступления на проблемных семинарах пользовались большой популярностью у студентов, аспирантов, молодых преподавателей РГУ, у слушателей ИПК.

Так, в 1966 г. он выступает на семинаре молодых преподавателей и аспирантов кафедры философии РГУ с докладом "Пираты Эгейского моря и личность" (статья на эту тему была дана участникам семинара для предварительного ознакомления). В этой статье, как и в написанной в этом же году монографии - "Античная культура", М.К. Петров подводил итог своим многолетним исследованиям античности. Подвести такой итог его заставила работа над осмыслением проблем современной науки, достаточно широко распространенное понимание последней как мышления о мире по способу древних греков. Основным итогом этого подведения итогов фактически и стала культурологическая концепция Петрова, в рамках которой "греческое чудо" объясняется как случайный продукт слома социальности традиционного типа в бассейне Эгейского моря. Эта точка зрения до сих пор больно ранит многих. Особенно тех, кто только на словах принимает результаты современной науки, а на деле не готов согласиться с тем, что мы живем в вероятностном мире. Последний тезис означает, что наш биологический вид - продукт случайной биологической мутации, что наша европейская культура - продукт случайной социальной мутации, что каждый из нас - продукт стечения случайных обстоятельств, не имеющий какого-либо высшего предназначения. Доклад М.К. Петрова был встречен с большим интересом, хотя у многих возникли сомнения по поводу его марксистской ортодоксальности.

В 1969 г. М.К. Петров публикует статью "Предмет и цели изучения истории философии" ("Вопросы философии". 1969. № 2). Она вызывает многочисленные отклики, среди которых преобладали критические. В результате односторонней полемики (М.К. Петров фактически был лишен возможности публично защищать свою позицию) последовали организационные выводы (заключительным аккордом этой кампании была редакционная статья в журнале "Коммунист" в феврале 1970 г.). И 1 июля 1970 г. на основе решения парткома РГУ о невозможности использования М.К. Петрова на преподавательской работе по философии он был уволен из университета.

С сентября 1970 г. на протяжении 17 лет М.К. Петров работает на разных должностях в СКНЦ ВШ. Исключенный из партии, отстраненный от преподавательской деятельности, М.К. Петров был почти полностью лишен возможности публикации своих работ. Но он работал каждый день, развивая и углубляя те взгляды, которые сложились у него в период написания диссертации. Среди многочисленных работ, написанных в эти годы (часть из них уже издана, другие еще ждут издания), находилась и завершенная в 1983 г. рукопись работы, названной им "Предмет социологии науки".

Не ставя перед собой в этом представлении автора публикуемых в сборнике работ таких задач, как пересказ их содержания (у читателя есть возможность самостоятельно ознакомиться с ним) или оценка предлагаемых автором концепций (адекватная оценка взглядов М.К. Петрова дело будущих исследователей его творчества), хотелось бы все-таки обратить внимание на некоторые моменты его концепции.

В работе "Предмет социологии науки" М.К. Петров характеризует 1970 гг. в истории зарубежной социологии науки как годы потрясений и сдвигов. Если в 60-е гг. XX в. наблюдался сепаратизм наукове-дов-наукометристов, социологов науки и ее историков, которые работали без учета результатов друг друга, если в эти годы наукометристы и социологи науки строили предмет своих исследований по модели Ньютона, т. е. как нечто, не имеющее временных отметок, то в следующем десятилетии под влиянием идей историка и философа науки Куна происходит переход к построению предмета исследования в этих дисциплинах по модели Лайеля-Дарвина, т. е. предмету сообщаются временные отметки, и сепаратизму указанных областей исследования постепенно приходит конец. При этом М.К. Петров отмечает, что переориентация на модель Лайеля-Дарвина выразилась в социологии и истории науки в росте внимания к "карьерам" имеющих отношение к науке людей, в частности в рамках исследования института науки в изучении начальных условий входа в научную деятельность той или иной дисциплины, в попытках формализации "путей" или "дистанций" движения от входа к наиболее высоким и престижным положениям, которые индивид может достигнуть здесь по ходу естественного старения. Подобного рода исследования проводятся и при социологическом изучении сфер технологического приложения науки. Школьная же плоскость входа в исследуемые терминалы взрослой деятельности, по мнению М.К. Петрова, принимается зарубежной социологией науки конца 70 - начала 80-х гг. прошлого века как данность и остается за скобками анализа. Именно школьная составляющая социальных отношений науки (одна из сторон общего предмета социологии науки, другими сторонами которого являются технологическая и институциональная составляющие) была объектом особого внимания М.К. Петрова в последние годы его жизни. Результаты его исследований этой сферы, ее осмысления получили отражение как в ряде уже опубликованных работ, так и в трудах, остающихся пока в рукописной форме. И вряд ли будет уместно давать сейчас их характеристику.

Хотелось бы отметить другое. Уже в 1965-1967 гг. М.К. Петров, как это видно из публикующейся в этом сборнике его кандидатской диссертации, строил предмет науки о науке по эволюционной модели, не называя ее, правда, моделью Лайеля-Дарвина. Более того, он считал, что при вычленении этого предмета нужно учитывать не только данные наукометрических, социологических и историко-научных исследований, но и результаты гносеологической рефлексии на феномен науки. Без адекватной модели акта научного познания нельзя построить модель науки как особого социального института, нельзя вычленить те ее стороны, которые могут быть измерены, и осознать реальный смысл этих измерений, сформулировать вопросы, на которые можно и нужно получить ответы, проводя социологические и исторические исследования.

Ключевой идеей теории научного познания, по М.К. Петрову, должна стать идея гетерономного синтеза, восходящая к Канту. В этой теории восстанавливаются основные различения его схемы: "вещь в себе" и произвол способности воображения. Последнее выступает в исследованиях актов творчества под именем "бисоциации", считает М.К. Петров, используя терминологию А.Кёстлера, введенную последним в книге "Акт творчества".

Вслед за Кёстлером М.К. Петров в период написания диссертации считает, что в каждом результате социализированного (принятого определенным сообществом) индивидуального творческого акта (а таковым является и акт научного творчества) можно вычленить матрицу. Матрица - отработанный в повторах навык поведения, мысли, деятельности и т.п. Ее составляют обязательная программа ("код", "правила игры") и факультативная надбавка ("стратегия"), которая строится на принципе отрицательной обратной связи и позволяет реализовать матрицу в достаточно широком диапазоне изменений среды. Бисоциация же - разовый акт создания новой матрицы из материала двух или более наличных матриц. Бисоциация включает два движения: анализирующее, которое вскрывает и разрушает код наличной матрицы ("декодирует" ее), и движение синтезирующее, сводящее обломки наличных матриц в код новой. В акте бисоциации участвуют две автономные единицы или большее их число, поэтому смысл бисоциации - гетерономный синтез: одновременное использование двух или нескольких правил формализации для создания нового формального элемента. В процессах накопления нового продукты бисоциации ведут себя тем же способом, что и биологические мутации в процессе естественного отбора: синтез нового на всех этапах идет по нормам неформальной операции выбора.

Утверждение, что научное творчество осуществляется по модели бисоциации, подтверждается, считает М.К. Петров, наукометрическим исследованием сетей цитирования. Каждая новая статья - основная форма социализации индивидуальных вкладов в современной науке - содержит ссылки-цитаты на ранее публиковавшиеся статьи и может рассматриваться как продукт синтеза, получившего фактическое подтверждение, содержащихся в них идей.

Намеченная Кантом в учении о механизме продуктивного воображения идея неформальной операции выбора получает в теории научного познания, развиваемой М.К. Петровым, системное оформление, дает идею позиционного шагового перехода, близкого по смыслу к упорядоченной членораздельности речи. Каждый "шаг" такого перехода (индивидуальное творчество, логика, эксперимент, технология, экономика, политика) занимает по отношению к другим определенное положение: "левое" (предшествующее) и "правое" (последующее). Правый шаг активно селекционирует: выступает по отношению к продуктам левого шага (эксперимент по отношению к гипотезам, например) своего рода условиями среды, рассматривает эти продукты "мутациями", выбирает некоторые из них для переработки в собственные продукты по нормам бисоциации. На выходе же любой шаг в своих продуктах сам становится объектом активной селекции со стороны правого шага, т. е. испытывает в процессе собственного функционирования априорное определение правого шага.

Идея позиционного перехода, каждый шаг которого, как и переход в целом, находится в процессе самообновления и трансформации, позволяет преодолеть некоторую статичность (метафизичность) учения Канта: кантовская замкнутость возможного опыта и абсолют "первой природы" сливаются теперь, полагает М.К. Петров, в "мир открытий", т. е. принципиально неформализуемая "вещь в себе" переходит в бесконечную возможность новых "вещей для нас", становится неисчерпаемым "метаформальным" основанием человеческого познания.

М.К. Петров считает, что немецкая классическая философия в движении от Канта пыталась логически освоить "вещь в себе" и "продуктивное воображение", связать в единый формализм эти два в системе Канта принципиально неформализуемых начала. Тем самым индивидуальное творчество, на котором стоит наука, отсекалось в пользу самодвижения коллективного или родового формализма. Диалектика Гегеля и есть, собственно, попытка логически представить гетерономный синтез. Как с точки зрения Канта, так и с точки зрения современной теории творчества это - запрещенный ход: логика превращена из канона, из исходного и обладающего рядом свойств сырья для творчества в самодовлеющую схему и образец - в содержательный органон познания.

В процессах накопления научного знания нет формальной преемственности гегелевского логико-исторического типа. Весь наличный формализм любой ритуализированной области не дает правил выхода новых формальных элементов, и новое всегда возникает как случай. Поэтому наличный формализм не может быть органоном, и в качестве канона он используется только в "чистой" форме всеобщего, то есть примерно на тех же правах, на которых в языке используется грамматика, причем и сама эта всеобщая форма получает сдвиг, трансформируется после каждого акта творчества. Любой продукт бисоциации есть, таким образом, элемент нового формализма - он в принципе несводим к наличному, невыводим из него и выступает его отрицанием. Срыв наличного формального основания и восстановление его в обновленном виде - основное содержание кумуляции, процесса накопления и усвоения нового качества.

Более того, гегелевская попытка поставить бисоциацию (кантов-ское продуктивное воображение) на непрерывное логико-историческое основание неприемлема для науковедения и в том плане, что такая постановка вопроса закрывает путь к изучению механизмов приложения науки и делает беспредметным этическое самосознание науки, считает М.К. Петров. Личная ответственность (кантовская "вменяемость") тех, кто принимает решения о тех или иных приложениях науки, в том числе и катастрофических, оказывается списанной на историческую необходимость. Постулат гетерономного синтеза позволяет четко выделить сферы "вменения", разложить ответственность в иерархическую последовательность выборов. Такое разложение ответственности имеет тот смысл, что в поисках конечных определителей правильного и неправильного использования науки ученые оказываются перед необходимостью исследовать критерии выбора не только в науке, но и на экономическом, политическом, идеологическом и т.п. уровнях ответственности.

Теория позиционного перехода рассматривает индивидуальное творчество в качестве неустранимого условия и первого шага научного познания, что делает творческую индивидуальность, талант не просто допустимым или желательным элементом социальности, но жизненно важным и необходимым условием существования общества, использующего науку. Необходимость поддерживать левую избыточность, без которой невозможен был бы выбор, ставит успехи науки и техники в зависимость от избыточности давления в первом шаге, то есть в зависимость от воспитания, сохранения, развития и свободного выявления таланта - способности человека критически относиться к наличному формализму, ломать его и строить из обломков формализм новый.

Уже из этой беглой характеристики модели научного творчества, предложенной М.К. Петровым, видна обусловленность его устойчивого интереса к школьной составляющей предмета социологии науки. Образовательный континуум (начальная, средняя, высшая школы, аспирантура), для выявления некоторых особенностей которого им было введено понятие тезаурусной динамики, выступает носителем трансцендентальных, говоря терминами Канта, условий конституирующих мир открытий. В свою очередь трансцендентальным условием структурных особенностей образовательного континуума, выявляемых исследованиями, использующими концепт тезаурусной динамики, является человекоразмерность. Под последней М.К. Петров понимает сумму ограничений, которую человек как существо естественное (суточные и биологические ритмы жизни, движение по возрастным группам, универсалии общения и взаимопонимания, закономерности психики, физические и ментальные возможности и ограничения) накладывает на любые социальные структуры коллективной жизни и деятельности. Человекоразмерность - неустранимая характеристика социальных реалий, выступающая на правах условия осуществимости любой человеческой деятельности. С более детальными характеристиками и тезаурусной динамики, и человекоразмерно-сти читатель может познакомиться как по публикуемой работе "Предмет социологии науки", так и по другим уже опубликованным трудам М.К. Петрова.

Составители сборника благодарят Галину Дмитриевну Петрову, хранительницу архива М.К. Петрова, за предоставленную возможность работы над его рукописями и за помощь в отборе материала для публикации.

В.Н.Дубровин,
Ю.Р.Тищенко;

Содержание

В.Н. Дубровин, Ю.Р. Тищенко. М.К. Петров - философ и социолог науки

Философские проблемы "науки о науке"

Предисловие
Глава I. Предпосылки возникновения науки о науке 1. Необходимость и возможность науки о науке
1.1. Политика и экономика
1.2. Кадры
1.3. Научно-техническая гонка и помощь развивающимся странам
1.4. Возможность науки о науке
2. Из истории науки о науке
2.1. Социальные условия возникновения науки о науке
2.2. Движение проблематики науки о науке
2.3. Современное состояние науки о науке
3. Идеологические и теоретические предпосылки науки о науке
3.1. Наука о науке и мировоззрение
3.2. Генетические связи науки о науке с марксизмом
3.3. Бисоциация и творчество
3.4. Бисоциация и априоризм
3.5. Наука о науке и этический формализм Канта
3.6. Критика Канта слева и материалистическое преодоление Канта в науке о науке
3.7. Марксизм и наука о науке
Глава II. Условия и законы "естественного" существования науки
1. Автономия науки

1.1. Случайное появление науки
1.2. Накопление избыточного таланта и принцип причинности
1.3. "Война всех против всех" и причинность
1.4. Матрица науки и социальность
2. Наука и производство
2.1. Способ развития производства
2.2. Технологический онто- и филогенез
2.3. Технологическое творчество и автономия науки
2.4. Экономическая антиномия и структурная целостность науки
3. Законы естественного существования науки
3.1. Экспоненциальный рост
3.2. Кристаллизация
3.3. Кумуляция
3.3.1. Кумуляция и открытие
3.3.2. Кумуляция и научное исследование
3.3.3. Кумуляция и трансформация
3.3.4. Кумуляция и определенность
3.3.5. Кумуляция и проблема научной информации
Глава III. Этапы развития науки и проблемы ее будущего
1. Экспоненциальный рост и логистическое затухание

1.1. Потолок и зрелость
1.2. Логистический рост 2. Искажение кристаллизации науки по странам
3. Трансплантация науки
4. Наука в небольших высокоразвитых странах
5. Признаки зрелости науки в больших высокоразвитых странах

5.1. Научная политика и стандарт науки
5.2. Деформация структуры науки
5.3. Политическая матрица и автономия науки
5.4. Подготовка научных кадров
5.5. Организация и планирование науки
5.6. Наука в капиталистическом и социалистическом государстве 6. Мир для науки и ради науки
Заключение
Литература
Библиография

Предмет социологии науки

Предисловие
Становление методологической ситуации 70-х гг. xx в. в буржуазной социологии
Модель Лайеля-Дарвина
Банки незапланированной информации
Статика и динамика в оформлении предметов исследований по социологии-науки
Тезаурусная динамика
Полярность, актовость, частота, иерархия и упорядоченность гетерономных синтезов объективного и субъективного определений
Человекоразмерность
Человекоразмерность континуума тезаурусных значений...
Предмет социологии науки
Предмет социологии науки (распространение научного знания)
Предмет социологии науки (историко-институциональная целостность)
История Британской ассоциации по продвижению науки
История Британской ассоциации по продвижению науки (проблема начала)
История Британской ассоциации по продвижению науки (проблемы предметной целостности)
История Британской ассоциации по продвижению науки (продвижение науки и ее институтов)
История Британской ассоциации по продвижению науки (личностные моменты "начала")
Британская ассоциация по продвижению науки (метод)
История Британской ассоциации по продвижению науки (профессионализм)
История Британской ассоциации по продвижению науки (роль провинции)
История Британской ассоциации по продвижению науки (аспект интернациональности)
История Британской ассоциации по продвижению науки (защита науки)
Предварительные итоги
Предварительные итоги (проблема тезаурусных уровней)
Предварительные итоги (симметрия прошлого и будущего).
Предварительные итоги (начало науки и симметрия прошлого и будущего)
Заключение
Литература