.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
11 декабря2006

Михаил Алфимов: Несомненный лидер в конкурсе по координации наноисследований - Курчатовский институт
Иван Стерлигов

СПРАВКА: Михаил Владимирович Алфимов – академик, директор Центра Фотохимии РАН, член научно-координационного совета ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007-2012 гг.», руководитель рабочей группы по направлению "Индустрия наносистем и материалы"

Михаил Владимирович, сейчас начат конкурсный отбор головной научной организации программы координации работ в области нанотехнологий. Какие организации могут участвовать в этом конкурсе, у кого наибольшие шансы на победу?

Поскольку речь идет о головной организации в научно – технической сфере, а не в области производства, и учитывая, что она будет координировать в основном комплексные научные исследования, это в первую очередь должен быть многопрофильный институт. То есть институт, который уже сегодня может быть экспертным, который имеет компетенцию в разных сферах. В первую очередь это, конечно, материаловедение, поскольку именно оно должно дать основной экономический эффект от программы. Узкопрофильный институт не в состоянии выполнить поставленные задачи, у него нет специалистов, и даже если в него вкачивать деньги, нужно очень долго выращивать экспертов, это главное.
В России не так много институтов, которые могут принять участие в конкурсе, и первым на ум, конечно, приходит Курчатовский институт. Он в полной мере отвечает принципу многопрофильности, так как был головным институтом огромной отрасли промышленности, которая имеет очень разнообразные материаловедческие задачи. Есть и другие институты, например, ВИАМ, «Прометей», который занимается материалами для авиации и судостроения, для подводных лодок, и т.д., но они все более узкого профиля.
Хотя, тут на самом деле многое зависит от государства, оно может сказать: я десять лет буду развивать в первую очередь только материаловедение для судостроения, или возьму все, что связано с материалами для космической техники. Тогда тут есть ряд институтов. Достаточно многопрофильный также – питерский институт им. Иоффе, он занимается и полупроводниками, и электронными материалами, и оптическими материалами, и так далее. У него выдающиеся достижения, огромные традиции, но, по моему мнению, он может участвовать лишь при условии, если будет сужено поле работ, на выполнение которых он будет претендовать.
Это первый аргумент. Второе, что я хотел бы обязательно отметить: головной институт должен владеть инструментарием, который является базовым для нанотехнологий. Это источники синхротронного излучения, источники нейтронов и т.п., то есть те источники, которые позволяют на современном уровне исследовать наноструктурированные среды. Обладающих такими источниками организаций еще меньше, чем я назвал мателиаловедческих институтов. Такой комплекс источников есть, разумеется, в Курчатовском институте, есть в Новосибирске, есть в Зеленограде.
Я бы сказал так: во-первых, важна многопрофильность, во-вторых -  базовое исследовательское оборудование, которое не создашь за один день. В Курчатовском институте есть работающий центр со многими станциями, в Зеленограде ситуация также улучшается. Это два ключевых момента, и в соответствии с этим очень важно, как государство сформулировало предметную область. Если это весь спектр наноисследований, тогда по широте тематики несомненный лидер – Курчатовский институт.
 
Если посмотреть на сам утвержденный порядок отбора, создается впечатление, что именно под Курчатовский институт конкурс и создавался.

Это объективно. На конкурсе могла бы выступать ассоциация институтов Академии наук, но они не являются  единой организацией. А в Курчатовском центре один директор, единая система управления, она, поэтому, легче поддается трансформации. Ассоциация институтов РАН этому условию не соответствует. Действительно, мы довольно много обсуждали этот вопрос, и я склоняюсь к выводу, что другого института, из которого можно вырастить национальную лабораторию, у нас пока нет.
Вместе с тем у американцев, например, такого единого центра вообще нет, нанотехнологиями занимаются шесть из девяти существующих национальных лабораторий. Но на сегодняшнем этапе в России реально сделать одну национальную лабораторию, потом, наверное, их число будет расти, будет две, три, и так далее.  Пока философия такова, что по данному приоритетному направлению будет один специализированный национальный центр.

Еще вопрос по программе координации работ: той же головной организацией получены экспертные оценки не только научной деятельности, но и рыночного потенциала разработок. Рационально ли это?

Это не означает, что Курчатовский институт (или любой другой победитель), будет все делать сам. Насколько я понимаю, будет некое ядро сети академических институтов и вузов, поскольку при всем уважении к Курчатовскому институту, все равно в одиночку он всю работу провести не способен, слишком широко поле. Мое мнение, что, став головным, любой центр должен создать некую nanonet - наносеть, которая покроет научное поле. Конечно, такая организация должна заниматься анализом мировых трендов, анализировать, на какие сегменты мирового рынка Россия должна выходить, исходя из реального потенциала ученых и промышленных организаций, и так далее. Но как раз на эту работу, кто бы ни выиграл конкурс, он все равно будет привлекать внешних экспертов со всей страны.

Это должны быть ученые или все-таки бизнесмены?

Это должны быть инженеры и ученые, потому что это наука. С одной стороны, первое предназначение нанотехнологий – повысить качество существующих рыночных продуктов, придать им новые свойства. Решить эту задачу могут промышленники, те, кто производит и продает. Они знают, какие еще разработки нужны, чтобы повысить качество товара. Но есть и другая сфера, другое назначение нано – это изобретение товаров, которых еще нет. Как когда-то появился мобильный телефон, так же инновации будет рождать прогресс в нанотехнологиях, и вот это уже лучше видят ученые. Они видят некую разработку, чувствуют ее потенциал, и она может привести к возникновению нового сегмента рынка.

Планируется ли привлекать иностранных экспертов?

Мне пока трудно сказать. Я думаю, что нужно делать, потому что мы на рынке не в первых рядах, оценивать должны эксперты, знающие рынок не по литературе, а благодаря своей работе на нем. Это нужно, потому что предполагается, что головная организация будет заниматься форсайтом, предвидением как в сфере научных разработок, так и в сфере потенциальных сегментов спроса. Мировой опыт показывает, что когда речь идет о рынке, то работают разные экспертные группы, включающие всех, от домохозяек до инженеров, они работают в разной конфигурации. Насколько я знаю, такой форсайт уже сейчас заложен в федеральной целевой программе.

В программе координации один из пунктов, который запланирован на четвертый квартал 2006 года –  «проведение детального мониторинга научно – технологического потенциала в сфере наноиндустрии». Как продвигается эта работа, когда можно  ждать каких-то результатов?

Да, мониторинг планировалось завершить до конца года, но, по-видимому, результаты появятся в январе. Будет проведена научная конференция, в первую очередь, посвященная анализу того, что было сделано за два года. С научными школами, работающими на поле нано, было подписано несколько сот контрактов. Все эти люди представят краткие отчеты, либо в виде постеров, либо в виде устных докладов. Индустрия наносистем работает на ряд критических технологий, и там будут представлены доклады по каждой из них. Пока что все это запланировано на 18-20 января. Сразу после этого будет межведомственный совет и, кроме того, будут доклады о тех больших проектах, которые представят уже готовые разработки.

В сфере нано существует и готовится ряд программ:  программа координации работ, федеральная целевая программа по нанотехнологиям и др. Как они соотносятся друг с другом?

Была большая дискуссия о том, как вообще выстраивать инструменты управления развитием этой области. Одна из точек зрения была такая: надо сделать большую программу, куда вошли бы все ведомства. Но победила другая, на мой взгляд, более правильная: надо создать несколько взаимосвязанных инструментов.
Первый - это так называемая федеральная целевая программа по приоритетным направлениям науки и техники, где нано является одним из шести направлений, по деньгам основным.
Вторая программа - федеральная инфраструктурная, она еще не принята. По ней за три года планируется профинансировать создание соответствующей организационной системы. Она рассчитана на головной институт и ряд головных институтов по отраслям: Минпром, Росатом, Роскосмос и т.д, которые получат деньги на реконструкцию, строительство и оборудование. Кроме того, будут затрачены деньги на информационное обеспечение, на создание стандартов. Эта программа подготовлена, но ее все время дорабатывают, то вносят на правительство, то опять выносят.

Это то, что называется федеральная целевая программа по развитию нанотехнологий?

Да, правильно. И третья программа - координационная, на нее не выделяется денег, ее функция, скорее, руководящая, потому что развитие нано касается всех отраслей: текстиля, красителей, строительства, чего угодно, и оно требует жесткой координации. Она должна объединять усилия Министерства науки и образования, РАН, Минпрома, Росатома и т.д. – всех заинтересованных организаций. В рамках этой программы создан межведомственный совет, она должна заслушивать, анализировать, в нее введены ведущие чиновники из всех министерств.
Во всей этой деятельности есть еще производство, для него МЭРТом специально задумывался нанофонд. Полтора или два месяца назад Греф говорил: будет создан фонд, который будет финансировать только производство.
С учетом этого фонда мы будем иметь набор инструментов, которые обладают достаточной гибкостью, они способны реально вовлечь всех в процесс.  Кроме того, подразумевается, что у каждого ведомства своя программа - они есть и у Минпрома, и у Минатома, но внутренние программы ведомств привязаны к конкретным применениям. Так, у  Минпрома есть направление «авиационные материалы», в частности, углеродные материалы, которые приходят на смену металлам в самолетостроении, и так далее.
Фонд планируется запустить с 2007 года, все бумаги написаны, я участвовал в подготовке некоторых документов, все это сформировано, но это не такой быстрый процесс. В любом случае, он необходим, потому что звена по финансированию рисковой части производства не хватает. Это, конечно, должны быть частные деньги, но все равно здесь обязательно участие государства. Мировой опыт показывает, что всегда в области нано риск больше, чем в других инновационных сферах, и поэтому государство  старается подставить бизнесу свое плечо.

Обсудить на форуме
researcher@