.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
30 ноября 2006

Георгий Малинецкий: Результативность программ правительства по науке невозможно оценить
Иван Стерлигов

СПРАВКА: Георгий Геннадьевич Малинецкий – д.ф.-м.н., заместитель директора по науке Института прикладной математики РАН

Георгий Геннадьевич, в своем выступлении на конференции «Научные центры РАН в инновационном развитии Московской области» Вы, в частности, заявили, что в последние годы Правительством РФ делается все возможное, чтобы затормозить инновационное развитие страны. Не могли бы Вы пояснить, какие действия Правительства Вы имели в виду?

Многое начнется с образования. У нас была очень хорошо отработанная система подготовки инженеров – пять лет. Вместо этого были предприняты громадные усилия, нацеленные на то, чтобы взять и вписать нас в болонский процесс. Люди не знают, кто такой бакалавр – это недоделанный специалист, это лаборант или что-то иное? Т.е. просто целенаправленно рушится сложившаяся система высшего образования, это первое. Второе – обратите внимание на целевые программы Правительства. Они направлены на развитие неких технологий. Сразу хочется спросить – а что должно быть результатом? В принципе, результатом является товар, услуга, продукт. То же, что делается сплошь и рядом, с этим не связано. Кроме того, чтобы система управлялась, должна быть обратная связь. Вы получили грант, вы получили деньги или заказ, а я хочу узнать, что же вы сделали. Я рядовой налогоплательщик, и я хочу узнать, что же сделали за мои деньги. А достать отчеты по массе конкретных проектов гораздо сложнее, чем узнать наши оборонные секреты. Поэтому возникают сомнения – то ли мы хотим подметать, то ли мы хотим не мусорить.

Вы имеете в виду федеральную систему госзакупок?

По поводу госзакупок особый разговор, потому что исполнителем здесь является наш институт. Аналогичные программы прекрасно работают в Австралии, Германии, в США – т.е., все условия вывешиваются в открытом доступе, у вас есть товар, и вы открыто участвуете в торгах. У нас есть программное обеспечение, мы учим людей из Высшей школы экономики, но мы ничего электронно закупить не можем в течение многих лет, потому что в самый последний момент выясняется, что нужна еще одна дополнительная бумажка, поэтому все равно нужно идти на поклон к чиновнику. На самом деле это символично, вы задали очень показательный вопрос. Как только у нас электронные закупки действительно будут электронными, как только хотя бы эта сфера станет прозрачной, когда мы будем в состоянии электронно закупать хотя бы скрепки, кнопки, то ситуация начнет исправляться.

Ваш институт участвует в целевых программах Минобрнауки?

Институт прикладной математики – это крупнейшая организация, один из ведущих центров в России в своей области; естественно, что мы участвуем в очень многих программах, начиная от правительственных космических и заканчивая программами президиума РАН. Но, повторюсь, ситуация такова, что во множестве случаев деньги и все прочее направлены на процесс, а надо идти от результата. Этого добиться не удается.

Но ведь в ту же федеральную научно-техническую программу заложены численные индикаторы эффективности проектов…

Конечно, индикаторов может быть очень много, но наш институт любит заниматься конкретными делами. Есть правительственная программа – запустить человека в космос, и сразу понятно – запущен человек или нет, аналогично в США – есть  американец на Луне или нет. Написанные кипы отчетов – это совсем другое. Есть слово и дело, их надо различать. А в массе этих самых федеральных документов, программ и прочего они перепутаны. И в этом болоте очень часто даже трудно разобраться, где откровенно ничего не сделано, где какие-то ростки, где люди хотя бы пытались, и где есть действительный результат.

ИПМ сам пытается вести какую-то инновационную деятельность?

Институт всеми возможными способами стремиться делать то, что ему предписано государством, а именно – вести исследования в области прикладной математики, готовить кадры, и использовать для этого все, что угодно – и работу с коммерческими заказчиками, и гранты, и поддержку различных фондов. Когда в течение многих лет не платились деньги на отопление, институту по необходимости приходилось заниматься коммерцией – люди же не могут работать в холодных помещениях! Поэтому само существование Академии наук следует воспринимать как чудо.

Какова сегодня доля негосударственных средств в бюджете института?

У нас в институте очень четкое разделение труда. Я - замдиректора по науке, поэтому я готов осветить вам вопросы по науке. Вопросы по деньгам не ко мне.

Обсудить на форуме
researcher@