.
Национальный информационный центр по науке и инновациям
25 сентября 2006

Сергей Вартапетов: Где можно реализовать инновационные идеи, мне просто не понятно
Иван Стерлигов
СПРАВКА: Сергей Каренович Вартапетов – к.ф.-м.н., директор Центра физического приборостроения Института общей физики РАН

Сергей Каренович, насколько успешно удается осваивать российский рынок лазерного оборудования, уступают ли в чем-то наши компании своим западными конкурентам?

Главная проблема – отсутствие правильной маркетинговой стратегии. Вторая проблема –  наша ментальность, мы по-прежнему считаем, что все импортное лучше и что сами мы не можем произвести качественный продукт. Этот психологический фактор, к сожалению, весьма силен. Кроме того, иногда мы бываем в проигрыше по объективным причинам – у нас очень странная таможенная политика, из-за которой цены часто выше, чем у западных конкурентов. Но основное – маркетинг.

И все-таки, растет ли доля российских производителей лазерной техники?

Да, думаю, что растет, прежде всего за счёт улучшения качества. Сегодня все большее число отечественных фирм налаживает у себя контроль качества. Тяжело точно сказать, какую долю занимает на рынке российская лазерная техника, так как у этого рынка очень много сегментов: это и медицина, и технология, и наука.

Сейчас многие считают, что основной источник научных перспективных разработок до сих пор – государственные научные институты. И учёные там не готовы выйти на рынок, никаких усилий для этого не предпринимают. По Вашим ощущениям, это положение меняется за последние годы? Может быть, сами исследования перемещаются в какие-то частные компании?

Я считаю, что в государственных организациях вообще не может возникать каких-либо инноваций. Рождающиеся там идеи либо передаются вовне, коммерции, либо их автор сам покидает стены научного института. Так вот, у нас, во-первых, не могут передавать разработки бизнесу, во-вторых, некому осуществить такую передачу, в-третьих, некуда уйти, потому что в стране вообще нет инфраструктуры инновационного бизнеса. Поэтому где можно реализовать эти гипотетические идеи, мне просто не понятно.

Но ведь многие все же уходят из институтов, организуют собственные фирмы?

Это, вообще говоря, очень сложно, я чрезвычайно ценю таких людей, они – в высшей степени самоотверженные коллеги, потому что существующая инфраструктура и само государство  совершенно этому не способствуют. Но они - одиночки, которые чувствуют определённые тенденции, определённый спрос на рынке, которым надоело прозябать в неразвивающихся,  плохо организованных бюджетных институтах. И они уходят в бизнес вопреки тому, что делает государство, а не благодаря этому.
Должны быть созданы условия инновационного бизнеса – я имею в виду наличие технопарков, наличие инфраструктуры, соответствующие льготные кредиты. Денег полно, но попробуйте взять не безвозвратный, а возвратный кредит – для начинающего ученого-предпринимателя это просто невозможно. Исследователи не могут никуда уйти и арендовать место, где бы все было стабильно, спокойно, и по нормальной цене. Я считаю, что, несмотря на множество разговоров за последние два года после объявления Путиным инновационного курса, на деле ничего важного и полезного не сделано.

И все же созданы какие-то официальные сети трансфера технологий…

Это уж точно ни к какому положительному результату не привело. Всё это – попытка околобюджетных организаций создать сети структур, которые бы больше занимались распределением средств и уводом интеллектуальной собственности. Я считаю, что все это не серьёзно. Сначала для трансфера должны быть созданы условия; трансфер должен быть востребован рынком, это самоорганизующийся процесс. А уж параллельно с этим должны создаваться структуры, которые придали бы всему этому правильную юридическую и оптимальную экономическую формы. В настоящее время ни технологии, ни идеи просто некуда передавать, нет частных фирм, которые бы их принимали.

Не сможет ли решить проблемы венчурный капитал?

Венчурный капитал - чрезвычайно хороший инструмент, но опять же – куда он будет вкладываться, мне совершенно не понятно, потому что нет инфраструктуры. Венчурный капиталист не будет инвестировать в какую-то фирму, у которой есть какая-то идея, но которая непонятно где сидит, где и на каком оборудовании работает. Чаще всего такая фирма, как оказывается, сидит внутри бюджетного института, в котором завтра изменится порядок и их выставят на улицу. Фирма, которая инвестирует, не только смотрит, хорошая идея или нет, но и исследует план её реализации: какие люди приходят на работу, что они там делают, и т.п.
Я спрашиваю: мне может кто-то показать инфраструктуру, с которой можно не беспокоиться, что она сохранится хотя бы на пару лет? Большинству частных фирм, производящих лазеры, просто негде организовать производство. В Москве полно так называемых технопарков, а на самом деле там сидят торговые фирмы или в лучшем случае фирмы сферы услуг, и все это называется «технопарк». Я утверждаю, что производственному научно-техническому бизнесу негде разместиться. Поэтому я венчурный капитал как подход считаю весьма перспективным, но куда его вкладывать, не вижу. Когда венчурный капиталист будет смотреть, вкладывать ему в фирму или нет, он будет смотреть на всю совокупность условий, не только на наличие хорошей идеи.

Обсудить на форуме
researcher@