.
Независимая газета/наука
12.04.2006

Гранты под гранит науки
Фондовое финансирование фундаментальных исследований как способ воспитания ученых-лидеров

Андрей Ваганов

Фонд «Центр экономических исследований и распространения экономической информации «Открытая экономика» продолжает цикл семинаров – экспертных обсуждений, посвященных вопросам развития российской науки. На этот раз темой для круглого стола в Зале коллегии Министерства образования и науки РФ была выбрана «Роль научных фондов в финансировании научно-технологического развития экономики России».

Участникам предложили для обсуждения «Концепцию развития фондов поддержки научно-технической деятельности и инноваций», подготовленную инициативной группой экспертов специально к этому заседанию. «Цель – создание фондовой структуры, через которую можно просить увеличения фондового финансирования науки, – прокомментировал необходимость создания этого документа Александр Гордеев, исполнительный директор «Центра «Открытая экономика». – Сейчас такой структуры не существует».

Действительно, доля грантового финансирования в поддержке науки в России – около 8%, что существенно ниже, чем в других странах: в США – 25–30%, в ЕС – около 10%, но планируется ее значительное увеличение – до 20%. У самого мощного и старого (создан в 1992 году) российского научного фонда – РФФИ бюджет на 2006 год – 4283 млн. рублей. Размер гранта – 300 тыс. рублей, что в 3 раза меньше, чем гранты научных фондов в Китае. Да что там Китай: наши научные фонды бедные даже по сравнению со своими аналогами из Бельгии или Финляндии.

В общем-то, все основные проблемы российского механизма финансирования науки через систему фондов очевидны: вызывающая серьезные вопросы система экспертной оценки заявок, мизерное финансирование исследований через фонды и как следствие явно недостаточный размер грантов.

«Суть фондового финансирования науки – огромная экспертная система, которая отбирает проекты, вообще говоря, на основе субъективного анализа, – подчеркнул в самом начале обсуждения Борис Салтыков, президент ассоциации «Российский дом международного научно-технического сотрудничества». – Главная опасность – утрата гибкости экспертного сообщества (то есть отход от многоступенчатости экспертизы; «постоянные» победители в конкурсах, в частности, такая опасность существует в РФФИ)». По мнению Салтыкова, «один из главных недостатков наших научных фондов – сейчас не слышно их голосов, непонятна их политика». Тем не менее бывший министр науки РФ считает, что «надо довести долю финансирования РФФИ до 10% от бюджета на науку – по 1% в год; это было бы оптимальным решением».

Обсуждение грозило превратиться в банальный отчет (раньше бы это назвали – обмен опытом) наиболее крупных отечественных научных фондов – Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ), Российский фонд технологического развития (РФТР), Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ). У каждого есть своя специфика, свои ноу-хау работы с экспертами, свои болячки и свои достижения... Однако присутствовавший на круглом столе Дмитрий Ливанов, статс-секретарь, заместитель министра образования и науки РФ, неожиданно нарушил монотонное течение процесса.

«Чего мы хотим, мы уже определились, мы знаем, как будет выглядеть наука через 3–4 года, – заявил Дмитрий Ливанов. – Но пока нам непонятно, какими механизмами финансирования обеспечить эту цель». А цель, по словам статс-секретаря, – обеспечить доступ к госфинансированию наиболее продуктивных научных коллективов и ученых. «Необходимо серьезное изменение финансирования фундаментальных исследований: ориентация не на затраты, а на результаты, – уверенно чеканил Ливанов. – Страна, близкая к России по объемам финансирования науки (разница – около 10%) и территории, – Канада. Но посмотрите на результативность научных исследований. Выполнить фундаментальное исследование на те деньги, которые выделяет сегодня РФФИ, невозможно. На это не надо закрывать глаза».

Заявленную ориентацию на результативность фундаментальных исследований, очевидно, наиболее полно можно реализовать с использованием схемы фондового финансирования. Отсюда и интерес министерства. Тем более что ситуация в отечественной фундаментальной науке ухудшается, – например, количество российских авторов публикаций в ведущих зарубежных журналах монотонно снижается в последние годы.

«По количеству цитирований в области естественных наук Российская Федерация еще в сентябре прошлого года была на 15-м месте, – подчеркнул член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Института геохимии и аналитической химии им. Вернадского РАН Александр Соболев. – Сейчас мы уже на 17-м – нас обогнал Китай. По такому показателю, как количество цитирований на статью, мы очень сильно отстаем от развитых стран. К 2010 году такими темпами мы выйдем практически из этой игры. В журнале Nature за последние 5 лет – всего 3 работы с первым российским автором. И десятки работ с первым китайским автором. Еще несколько лет назад Китай вообще здесь не фигурировал».

По мнению Александра Соболева, существенный недостаток отечественных фондов – отсутствие рейтинга результатов грантов. «Этот показатель должен «висеть» за грантодержателем», – считает ученый.

Мировой опыт и экспертные оценки, прозвучавшие на круглом столе, показывают, что минимальный размер гранта для проведения современных фундаментальных работ – 40 тыс. долларов в год. Иначе, вся фондовая система грантов РФФИ, например, вырождается в то, что Александр Соболев назвал игрой в «понарошку» в детском саду: «Нам дают деньги, которые не являются грантами, а мы публикуем работы в журналах, которые не являются журналами, якобы выполненные на эти деньги».

Похоже, что сами ученые не меньше чиновников из Минобрнауки заинтересованы в создании эффективных программ финансирования лидеров-ученых. И самое главное, что тут не нужно изобретать велосипед: давно уже придуман и апробирован способ выявления таких лидеров – индекс цитирования. «Цитирование лучше демократии, потому что здесь происходит голосование людьми с высшим образованием», – считает Александр Соболев. Ученых с активным цитированием в Российской Федерации сейчас около 1000. По оценкам, прозвучавшим на заседании круглого стола, затраты на создание экспертной системы на их основе – всего 3–4 млрд. рублей до 2007–2008 года. То есть это как раз бюджет еще одного фонда масштаба РФФИ.


Распределение средств целевых бюджетных фондов по разделу 'Фундаментальные исследования и содействие научно-техническому прогрессу' федерального бюджета.
Источник: 'Наука в Российской Федерации. Статистический сборник', М., ГУ ВШЭ, 2005 г.

Обсудить на форуме
researcher@