.
Русский журнал
Комментарии

Образорванцы
Павел Костылев

Анализируя "образовательный" бунт в сегодняшней Франции, приходишь к ряду неутешительных выводов. Прежде всего, вызывает искреннее недоумение нарочитая идеологизация происходящих процессов. Напомним о сути. Действующий премьер-министр Франции Доминик де Вильпен стал инициатором законопроекта "О первом трудовом контракте", позволяющего работодателю уволить сотрудника моложе 26 лет, проработавшего менее двух лет. Имеется в виду, что работник, по тем или иным причинам не удовлетворяющий запросы работодателя, может быть реально уволен. Фактически это означает продление испытательного срока для выпускников университетов до двух лет. Причины просты - желание правительства заинтересовать работодателей в найме молодежи плюс борьба с безработицей. Почему избран столь странный способ? Дело в том, что согласно французскому законодательству сотрудника, принятого на работу по окончании испытательного срока, практически невозможно уволить. Поэтому увеличение испытательного срока по идее должно усилить "естественный отбор" и отделить "агнцев" от "козлищ", и тех, кто хочет работать, от тех, кто жаждет лишь получать заработную плату. Естественным образом мнения комментаторов разделились на две группы. Первые бесстрастно освещают очередные "волнения", виртуозно жонглируя числом задействованных в беспорядках вузов или студентов (от нескольких тысяч до более чем миллиона), элегантно микшируя высказывания де Вильпена с заявлениями представителей профсоюзов. Читать их познавательно и небесполезно. Вторые "роют" в направлении смысла происходящего, прогнозируя увеличение или уменьшение волнений, сравнивая март 2006-го с "парижской весной" 1968-го (хотя, если чуть-чуть подумать, очевидно, что это в принципе разные явления), анализируя "идеологическую подоплеку" образовательного бунта, размышляя об общих проблемах глобализации образования и болонской "заразы". Читать их интересно и поучительно. И первые и вторые ошибаются в главном - в преувеличении идеологического элемента. На самом деле примысливать идеологию в данном случае, к счастью ли, к сожалению ли, абсолютно необязательно. Итак, дано: правительство ограничивает выпускников. Но в чем? На деле лишь в запрете на бойкотирование работы, трату рабочего времени на неизвестно что (или известно что, да не то), халатное отношение к своим обязанностям. Факт, заслуживающий самого пристального рассмотрения: как нам кажется, впервые законодательно ограничиваются лень и безделье. Француз, поступивший на работу, будет вынужден - под угрозой увольнения! - работать хотя бы два года. А там, глядишь, и привыкнет? Но нет, бастующие не хотят привыкать работать, они хотят права, целиком и полностью игнорируя сопутствующие им обязанности (работа всем даром и никто не уйдет обиженный). Никакой "реакцией гражданского общества на действия властей" здесь и не пахнет - с тем же успехом можно утверждать, что разбойное нападение - это гармонизация имущественных отношений в обществе, а, скажем, взяточничество - естественный способ увеличения комфортности среди властей предержащих. Цели законопроекта просты, если не сказать примитивны: обеспечить снижение рисков для работодателей. Интересно, что никто почему-то не пишет о правах работодателя за свои деньги получить качественного работника. Создается впечатление, что есть лишь права студентов, но не преподавателей; выпускников, но не работодателей. И права эти могут быть реализованы лишь во все большем возрастании свобод, ничем и никак законодательно не ограниченных. Реакция беснующихся парижан - это не реакция взрослых людей, защищающих свои права. Это реакция разбойничьей шайки, банды детдомовцев, внезапно понявших, что у них отбирают любимого плюшевого медведя и гонят учиться, для того чтобы работать. Мир в наши дни близок к окончательной девальвации традиционных ценностей, в данном случае - образования и работы как достойных областей приложения сил. И протест против девальвации ценностей, выраженный настоящим законопроектом (ведь он утверждает ценности настоящей учебы и настоящей работы), a priori оправдан. Пока что положение можно спасти, но очередные французские волнения логикой не остановить. Ультиматумы зарвавшихся профсоюзов, непрестанные манифестации и шествия, студенты, забаррикадировавшиеся в Сорбонне и весело, с гиканьем кидающиеся в полицию книгами, громящие научные лаборатории, реально доказывают только одно: определенной части французской молодежи, участвующей в беспорядках, учеба сама по себе не нужна. Ее нужна "корочка", диплом, чтобы можно было устроиться получше, чтобы работать поменьше. Как только сытому раю предписывается квота на въезд, молодежь начинает "бастовать". Как же, дескать, свои права-то знаем - даешь всем работу и зарплату! Какие такие увольнения? Какой такой испытательный срок?

При этом учебный процесс в ряде университетов Франции до того затруднен, что студенты устраивают уже демонстрации протеста против демонстраций, потому что просто хотят учиться. Но позвольте, при чем здесь идеология?

Попытки "прописать" сегодняшние события в той или иной концептуальной парадигме, обосновывающей "серьезность" и "важность" для демократии, глобализации, мобилизации внутреннего рынка и проч., достаточно смешны. На наш взгляд, нет никакого смысла в акцентировании идеологической подоплеки французских событий, потому что никакой подоплеки у них просто нет. Ситуация настолько проста, что почти невозможно удержаться от примысливания ей дополнительных смыслов, - и вот на свет рождаются аналитические доклады, растет публицистический массив беспокойных сообщений, тревожат тени великих, вспоминают 1968-й и так далее. А никакого особого смысла, кроме буквального, у событий так и не появляется. Резюмируя: правительство Франции вводит закон о новом типе контракта с выпускниками; этот тип контракта требует серьезного и ответственного отношения к работе, что не нравится двоечникам и троечникам (напоминаем, что подавляющий массив студентов недоволен волнениями, мешающими учиться). Двоечники и троечники, "горемыки-школяры" наших дней, шествуют и манифестируют, громят и жгут, бастуют и отрицают. Тем временем процесс принятия законопроекта дошел до своего логического завершения (закон принят), и, как в случае с "арабскими" волнениями, все кончится. Нам остается надеяться, что над тупостью и ленью бунтующего плебса восторжествует взрослый, "серьезный" подход к образованию и работе, а навязчивая проблематизация и идеологизация всего что ни попадя сменится рано или поздно взвешенной аналитикой и корректным пониманием происходящих процессов.
Обсудить на форуме
researcher@