.
Инновации, инвестиции, индустрия
28-01-05
Pоль и место российской науки и образования
Вадим Жмудь

К упадочному состоянию отечественная наука пришла не без причин. Сравнение потенциала РАН с потенциалом западной науки напоминает соревнование двух автомобилей, один из которых не заправлен топливом: потенциал РАН, не может себя проявить, без средств на внедрение результатов, а их нет даже на зарплату, не говоря о новых исследованиях.

С начала перестройки ученые озабочены выживанием, а не получением новых знаний. Бедствуют все те, кто ищут истину, богатеют же не столько те, кто успешно внедряет собственные результаты (таких мало, и не без причин), а чаще те, кто продаётся по сходной цене, как, например, торговцы дипломами доктора и кандидата наук.

Слияние науки и образования на основании общности их целей не более целесообразно, чем поселение на одной кухне тёщи и свекрови только лишь потому, что обе желают блага молодым. Образовательная система уже научилась зарабатывать деньги, и её ставят в пример науке. Но деньги-то берутся с тех, кто приходит в эту систему, и если не будет смысла прихода в неё, то и не будет денег у образования. А смысл состоит в стремлении в науку. Задушите науку, и отомрёт образование.

Развал науки, медицины, образования, промышленности вызван приоритетом финансового критерия. Наука уже не может внедрять результаты, поскольку промышленность чахнет. Разработки науки не нужны - их потребитель исчез.

Политика должна в корне поменяться. Разве может развитие науки быть нецелесообразно? Для чего бюджет, если не для финансирования нужной, но не окупающейся деятельности? Если бы всё нужное приносило сиюминутную выгоду, то зачем сбор налогов? Налоги для того и собираются, чтобы происходило то, что нужно, но убыточно. Полагаю, что наука, наряду с социальной защитой граждан и обороной - это именно те нужды, на которые должен тратиться бюджет.

Прекращение финансирование науки - это плановое самоубийство. Искать пути собственного спасения будут не институты, а каждый конкретный ученый. Разумеется, раньше уйдут (и ушли) лучшие кадры.

В нынешних условиях очень трудно честно заработать наукой, и очень легко честно и законно присвоить большие суммы при обычной торговле. Пока ситуация не поменяется на противоположную, наука будет чахнуть, а вслед за ней - и всё общество.

Пусть продукт стоит X (тыс. руб.), а продается за Y (тыс. руб.). Следует заплатить налог с прибыли 25%, т.е. 0,25(Y-X). Попробуем оставшиеся X+0,25(Y-X) выдать в заработную плату. Следует эту сумму разделить на коэффициент 1,38, то есть начислить можно лишь (0,75X+0,25Y)/1,38. При получении люди должны будут заплатить 13% подоходный налог и 1% пенсионного, то есть получают 86% этой суммы:


Если для изготовления этого изделия приходилось тратить наличные, то получается, что для того, чтобы воспроизвести изделие повторно, необходимо

Получаем

Если разработка не приносит 78,7% прибыли, она убыточна. А накладные расходы?

Дополнительно работает следующий фактор: завтра наукоемкое изделие будет стоить дешевле, чем сегодня, потому что вокруг нас наука развивается. Кроме того, зарубежные потребители российскому товару не доверяют, а в России заказчиком так или иначе остается только государство, которое устанавливает низкую цену (по праву монопольного потребителя). Продажа передовых изделий и технологий за рубеж ограничена законами (по понятным причинам), а лежалый товар никто не купит. Значит, надо разработать то, что можно быстро изготовить и выгодно продать, но чтобы это не было слишком новым и полезным. И вся эта деятельность должна соответствовать тематике данного НИИ.

Сравните: банк просто берет деньги в одном месте и отдает их в другое. За это он берет свой процент. Какая разница - перечислить 10 или 10 млн. руб.? Неужели второе в 1 млн. труднее? Почему торговые организации могут получать твердый процент с реализации? Разве продать дороже, чем купил, так же трудно, как сделать что-то новое на принципиально новой основе и с прибылью продать? Наши законы не поддерживают производителей, а давят их, а поддерживают банкиров и торговцев.

Для выгодной торговли достаточно найти хотя бы два товара A и B, которые в двух странах соотносятся в ценах по-разному, допустим, сковородки и мохеровые кофточки. Допустим, в России за единицу товара A можно купить N единиц товара B, а в Китае - M. Пусть M/N=K>1. В России: AР=NBР. В Китае: AК=MBК.

Закупим единицу товара A в России и продадим в Китае, закупая на эту сумму M единиц товара B, которые продадим в России.

Имеем AР=AК>MBК=MBР > MAР/N, т.е. в итоге AР -> KAР.

Прибыль p=(K-1)*100%/K за вычетом транспортных, торговых и таможенных расходов и страховки. И никакого риска, в отличие от научных работ.

Итак, торговать легче, чем создавать.

Чем же при этом озабочены лидеры науки? Сибирские академики попросили у президента 1,5 гектара пустыря для строительства "технопарка" - новой формы слияния науки и промышленности. Суть идеи: слитые воедино научная мысль, промышленная реализация, рекламный и торговый менеджмент. Почему-то утверждается, что если начать на пустыре, то наука шагнёт вперед семимильными шагами. Непонятно, кто или что мешает сейчас, и почему возможным станет после работать по схеме: "идеи > заказчик > средства > продукты > прибыль"? Если мешают несовершенные законы (это во многом так), или отсутствие идей, или отсутствие потребителя, то при чем тут застройка пустыря?

Авторам плодотворных идей следует добиваться не денег на застройку пустырей, а корректировки законов в сторону поощрения развития науки и технологий. Даже если НИИ не приносит прибыли и не платит налогов, его существование задает точку отсчета потенциала страны в данном направлении. Если наука даёт прибыль, целесообразно направлять её для развития этой же науки. Если даже отдельная отрасль науки не дает прибыли сейчас, следует оценить важность данного направления, и, вероятнее всего, поддержать эту деятельность, даже при её убыточности, если она важна.

Поэтому брать налоги с прибыли науки - то же самое, что требовать мясо с дойной коровы. Слияние же науки с образованием целесообразно на нижних уровнях, а не на уровне министерства, поскольку наукой должны руководить ученые, а образованием - педагоги. Это было бы целесообразно, только если бы нашелся талантливый ученый, педагог, руководитель, финансист и чиновник в одном лице.

Обсудить на форуме Researcher