.

Инновации, инвестиции, индустрия
14-01-05
Главные преимущества особых зон – не только налоговые
Илья Трунин

Илья Вячеславович, на совещани в Новосибирске Путин предложил как можно быстрей реализовать льготный налоговый и таможенный режим, который должен функционировать в особых инновационных зонах для развития инновационного бизнеса. Насколько нынешнее законодательство подходит для выполнения этой роли, и насколько такие льготные зоны способны развивать инновационный бизнес? Почему существуют определенные сомнения – потому что есть примеры, когда в 1990-е гг., когда льготный налоговый режим в определенных регионах приводил к тому, что различные фирмы просто уходили от налогов, и, фактически, эти зоны не работали на развитие.

Действительно, существует ряд проблем с инновационными зонами, с новой инициативой российских властей, и с возможной негативностью этой инициативы. Во-первых, что касается вопроса стимулирования инноваций, инвестиций в инновационные отрасли, и все, что с этим связано. Как мне представляется, основная проблема в этой области заключается не в налогах. То есть, когда мы говорим, что основными отличительными особенностями инновационных зон будут налоговые льготы, но пока мы не говорим, какие именно, мне кажется, что это несправедливо. Потому что основные препятствия для развития бизнеса в России, в том числе, инновационного заключаются вовсе не в уровне налоговой нагрузки, по крайней мере, не в номинальной налоговой нагрузке и не в том, какие установлены налоговые ставки. Все уже давно говорят, это видно из множества опросов, и из той дискуссии, которая сейчас разворачивается в прессе, что высокий уровень административных барьеров, плохая система правоприменения, некачественная судебная система, все, что происходит у нас в последние два года создает гораздо больше препятствий для развития бизнеса, притока инвестиций в Россию, чем налоговая система. Более того, уже на правительственном уровне заявляется, что у нас налоги одни из самых низких в мире. В этой связи дальше их снижать вряд ли целесообразно с точки зрения привлечения инвестиций. По крайней мере, результативность привлечения инвестиций от такого снижения будет гораздо ниже, с моей точки зрения, чем выгоды, которые от этого получают.

Опыт снижения налогов для развития какой-то отрасли или сектора экономики мы уже имеем. Это специальный налоговый режим для развития малого бизнеса, которые у нас существуют. Как показывают наши исследования, которые мы проводим в настоящий момент, выгоды, которые создаются этими специальными режимами, в итоге получаются вовсе не теми, на которые этот режим направлен. То есть, эти специальные режимы неоправданно сложны собственно для малых предприятий, но, с другой стороны, достаточно легки для крупных предприятий, которые с их помощью могут минимизировать налоговые обязательства.

Таким образом, очень велики сомнения в том, что новый специальный режим особых экономических зон будет эффективен с точки зрения достижения тех результатов, которые декларируются.

Насколько существующее законодательство приспособлено к этому? Мне кажется, что особенных формальных законодательных препятствий к тому, чтобы реализовать то, о чем сказал Президент, не существует. В любом случае, считаю, что должна быть новая глава в Налоговом Кодексе, относящаяся к специальным налоговым режимам и все, что с этим связано. С другой стороны, если мы посмотрим на идеи об особых экономических зонах, которые долгое время циркулировали, в том числе, в Министерстве экономического развития и торговли, там говорится о том, что особые экономические зоны должны быть такими зонами, где бизнесу лучше, чем на основной территории России. Помимо того, что там налоги низкие, там еще административных барьеров не существует, там люди могут проще получить землю, там они сталкиваются с меньшими проблемами при ведении бизнеса, и так далее. Это, конечно, хорошая идея, и она реализована в том же Китае. У нас же трудно предположить, что до границы, до забора милиция ведет себя одним образом, администрация ведет себя одним образом, а для тех, кто живет по другую сторону забора, они ведут себя совершенно по другому, ближе к идеалу. По этому поводу большие сомнения. Посмотрим, что получится, может быть, действительно удастся хотя бы на ограниченной территории создать правовое государство, но сомнения тут очень велики.

В чем причина того, что в Китае, Гонконге, Тайване высокие технологии развиваются довольно интенсивно, а у нас любое создание льготных налоговых и таможенных режимов упирается в то, что фирмы несколько меняют свой правовой статус, и все заканчивается очередным уходом от налогов?

Как мне представляется, причина – в совершенно другой системе символов. Китай – совершенно особая страна, которая характеризуется не только дешевизной рабочей силы, но и совершенной иной природой государственной власти. Китайская власть тоже коррумпирована, но если она дает гарантии иностранным инвесторам, эти гарантии выполняются. Собственность у иностранных инвесторов никто отнимать не будет, и если предоставляются какие-либо гарантии иностранным инвесторам, то они соблюдаются. Вопрос в том, насколько китайские власти справедливы по отношению к своему собственному населению. Но в долгосрочной перспективе последних 20 лет, такая политика властей дает свои плоды. Тоже самое, наверное, происходит и на Тайване. Плюс ко всему, есть большая китайская диаспора за рубежом, которая склонна инвестировать в Китай. В России несколько другая ситуация, несколько другое государство, и несколько другие обычаи у властей по соблюдению собственных обещаний. Поэтому дело вовсе не в налогах. Главные преимущества особых зон – не только налоговые. И из целого комплекса причин, отличающих Россию от Китая дорога от превращения особых экономических зон в некие российские силиконовые долины гораздо дольше.