.
Российская газета
N3652 от 10 декабря 2004 г.

К доске!
Министр Фурсенко доложил правительству о реформе образования

Владимир Кузьмин, Маргарита Шиц

Вчера в стенах Дома правительства реформа системы образования получила изрядную долю критики и скепсиса. Причем первым порцию негатива на представленную минобрнауки концепцию излил не кто-нибудь, а ректор МГУ Виктор Садовничий. И уже зазвучали предположения, что предлагаемую реформу в первую очередь не примет университетское сообщество.

Предваряя заседание, премьер-министр Михаил Фрадков указал на важность этого вопроса: "Очевидно, что эта задача не только важная, но и очень сложная с учетом масштабов и процессов развития федеративного устройства страны". Он также выделил три основных направления реформы: обеспечение доступности образования для всех слоев населения, повышение качества преподавания и, конечно же, финансирование этой сферы. По его словам, в 2004 году расходы на образование могут составить 4,9 процента ВВП, но и этот показатель, так же, как уровень доходов граждан, занятых в образовании, не может считаться удовлетворительным.

На все эти вопросы попытался дать ответ министр образования и науки Андрей Фурсенко. Напомним, что концепция реформы планирует затронуть весь образовательный процесс, начиная с детского сада. Будет создана система дошкольного образования, куда детей станут привлекать уже в возрасте пяти лет. По мнению минобрнауки, первоклашки окажутся в равных условиях, а не как сейчас, когда многие дети даже не умеют читать. Окончательного представления о форме этой стадии обучения пока не существует.

Снизится недельная нагрузка на учащихся, а также старшеклассникам предоставят право выбора изучаемых предметов. Такая мера, по словам Фурсенко, в принципе может вывести отдельные курсы из школьной программы, но какие именно, министр не смог сказать.

Зато подчеркнул, что их в любом случае можно будет изучать по желанию в рамках дополнительных платных занятий, что поможет повысить доходы учителей.

Самые значительные изменения произойдут в высшем образовании, которое должно перейти на двухуровневую систему - бакалавриат и магистратура. Сегодня по такой системе работают лишь некоторые вузы. Как заявил Фурсенко, бакалавр - это полноценный специалист, который может работать в ряде направлений, так как четырех лет его образования вполне достаточно для работодателей. При этом он может продолжить обучение в магистратуре любого вуза, откуда выйдет более квалифицированным специалистом, способным решать высокие задачи.

По этому поводу как раз и сокрушался ректор МГУ, открыто заявивший министрам, что таким образом правительство просто убьет всю систему образования. Кроме того, жесткая двухуровневая система не предполагает степени доктора наук, что грозит обернуться трагедией для российской образовательной системы. Именно поэтому следует говорить о многоуровневой системе образования. Фурсенко пришлось пойти на попятную и согласиться с доводом ректора - он заверил, что по отдельным специальностям все останется по-прежнему.

Садовничий также высказался против повсеместного введения Единого государственного экзамена как меры для обеспечения доступности высшего образования. "Мы нанесем вред тем детям, - отметил он, - которые продвинуты в какой-то отдельной области - литературе, математике, - победителям различных олимпиад и конкурсов". На пресс-конференции в перерыве заседания Андрей Фурсенко попытался развеять опасения ректора. Он выступил за сохранение альтернативы при аттестации абитуриентов, но при этом от ЕГЭ отказываться не собираются и, наоборот, с каждым годом будут расширять количество регионов, участвующих в эксперименте.

Между тем представители университетского сообщества и деловых кругов, выступавшие перед министрами, корень зла неудовлетворительного состояния сферы образования видят в недостаточном бюджетном финансировании. Отсюда низкая квалификация преподающего состава, свертывание научных исследований на базе университетов и неподготовленные к профессиональной деятельности выпускники. По данным главы "Деловой России" Бориса Титова, около 50 процентов выпускников вузов не находят себе работы. При этом предприятиям приходится самим заниматься переподготовкой кадров.

Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов решил не утомлять министров общими фразами, а поставил конкретный финансовый вопрос. В пользу повышения расходов на образование он привел пример Польши, где на эти цели тратится около 7 процентов ВВП. Для подъема качества образования в нашей стране к 2010 году требуется до 4 миллиардов долларов - 2 миллиарда на развитие науки в университетах и еще столько же для развития самих университетов и программ обучения. "И здесь требуется какое-то политическое решение", - заключил Кузьминов.

Еще одной проблемой назвали статус самих вузов в системе финансирования. Как известно, многие университеты и институты в регионах собираются "повесить" на местные бюджеты. "Местный бюджет хорош там, где он большой, крепкий и не подвергнут влиянию внешней конъюнктуры, как, например, цены на нефть", - отметил Кузьминов. Каким пунктом идет финансирование образования в условиях недостатка средств, уже показали 90-е годы. При этом регионам запрещено софинансирование вузов, стоящих на балансе федерального бюджета, а это означает, что государство берет региональный заказ на свои плечи, при этом отчетливо не представляя, что на самом деле требуется регионам, в частности, и экономике в целом.

Главной ошибкой последних лет стал уход государства из сферы образования. И вчера на заседании был поставлен вопрос о возможности сохранения и возвращения учебных заведений в ведение конкретных отраслей экономики. Единственное условие - отраслевая связь должна быть четко выражена, а учреждение действительно готовит специалистов для этой отрасли. А то иногда лишь 20 процентов выпускников обучаются по направлению, а остальные идут в другие секторы экономики.

Руководитель минобрнауки также заверил, что о приватизации образовательных учреждений, как и о введении исключительно платного высшего образования речи не идет, и вообще это могло прийти в голову только сумасшедшему. Но за ворохом глобальных проблем в стороне остались куда более насущные вопросы. Например, коррупция в рядах преподавателей вузов и добровольно-принудительные поборы в школах. "К сожалению, коммерциализация заходит слишком далеко", - констатитровал Фурсенко и пообещал с этим явлением бороться.

Мнения

Александр Адамский, ректор Института образовательной политики "Эврика":
- Меня вполне устраивают те приоритеты, которые расставил министр Фурсенко. Особенно меня впечатлила заинтересованная дискуссия министров между собой. Они хотят быть партнерами, и это очень важно. Даже оппоненты министерства образования и науки заявили о поддержке основных векторов образовательной политики. Хотя работодатели ясно дали понять: профессиональное образование не устраивает бизнес и необходимо строить системное партнерство с бизнесом.
Прошла идея Фурсенко, что заказ системе образования надо давать извне, что система открывается для внешних влияний. Министерство будет строить политику не на жестком контроле, а на предоставлении различных вариативных возможностей: и по ЕГЭ, и по другим основным направлениям реформы школы.

Виктор Садовничий, ректор МГУ им. М.В. Ломоносова:
- Мы должны сохранить пятилетнюю систему высшего профессионального образования. Стать серьезным научным работником или ученым за четыре года, как это предлагает министерство, невозможно. Уровень бакалавра - это "подспециальность". Я спрашивал студентов, кем они себя видят после получения степени бакалавра? Они отвечали, что лаборантами в зарубежных лабораториях. Кроме того, с введением двухуровневой подготовки бакалавр-магистр мы просто потеряем степени докторов наук, что также недопустимо.
Нужно приложить максимум усилий, чтобы сохранить научные институты, существующие при вузах. При Московском университете работает Институт ядерной физики, где ведутся уникальные лабораторные исследования. Однако финансовая поддержка от государства минимальна. И если подобные научные заведения исчезнут - это будет огромной потерей.

Олег Смолин, первый заместитель председателя Комитета Госудмы по образованию и науке:
- Вреда от принятых документов будет намного больше, чем пользы. Реформировать систему образования необходимо, но реформа - это то, от чего становится лучше, а у нас под реформой понимают сокращение, закрытие, разрушение и тому подобное. Такие реформы не нужны. Я противник того, чтобы насаждать двухступенчатую систему с бакалавриатом и магистратурой, как кукурузу, и чтобы при переходе на второй уровень образования устраивали конкурс для студентов. Это приведет к лишению учащихся равных возможностей: повторные экзамены отсекут прежде всего студентов из малообеспеченных семей, которым сложнее готовиться и содержать себя в период обучения.
Мне не нравятся и планы министерства по введению "предшкольного образования". Если предполагается осуществлять это на базе школы, то это потребует больших дополнительных затрат, а школа и так сейчас находится в весьма бедном положении. Если же делать это на базе детских садов, то здесь нет ничего нового. Надо нормально развивать дошкольное образование, увеличить доступность детских садов, которых сейчас не хватает, и вернуться к практике, когда абсолютное большинство детей проходит через дошкольное образование.

Евгений Бунимович, председатель Комиссии Московской городской Думы по образованию:
- В Москве предшкольная подготовка есть уже давно: родители могут отдать своего ребенка в школу с 6 лет. Есть возможность подготовить ребенка к школе в детском саду, если даже дети не хотят в сад: можно приводить их туда на один день или несколько часов. Мне непонятно, почему это подается как какая-то необыкновенная реформа. Что касается предложения осуществлять предшкольное образование в игровых формах на базе школы, то это совершенно нереально. Маленьким детям необходим послеобеденный сон, следовательно, потребуются кровати, отдельный блок, специальные преподаватели, которые должны быть по-другому подготовлены.

Суть дела

Положительная динамика налицо: в 2000 году на образование расходовалось 2,8 процента от ВВП, к концу этого года - 4,9 процента. Бюджетные расходы на школу будут расти. Среди главных принципов - нормативное (подушевое) финансирование, когда деньги "следуют" за школьником и студентом.

Единый госэкзамен

ЕГЭ - первый пример общенациональной независимой системы оценки знаний. Но нужно сохранить альтернативные способы приема в вузы. Ряд вузов получит право проводить дополнительные испытания.

ГИФО

Государственные именные финансовые обязательства вручаются выпускникам по результатам ЕГЭ. В 2005 году будет проведен широкомасштабный эксперимент, который пока ограничивался шестью вузами. Система ГИФО требует серьезных изменений. Окончательное решение потребует по крайней мере двух-трех лет.

Образовательные кредиты

Предоставление госсубсидий на образование подразумевает, что специалисты должны будут либо отработать эти деньги в России, либо вернуть кредит. Однако никаких жестких административных мер по предотвращению отъезда за рубеж выпускников российских вузов не планируется. При этом бюджетные места в вузах сохранятся.

Госстандарты образования

Школа должна сама решить, как учить детей. Структура государственного образовательного стандарта будет пересмотрена. Вместо стандартизации содержания образования предлагается ввести стандарт на условия образования.

Бакалавры и магистры

К 2008 году предлагается сформировать двухступенчатую систему высшего образования. Учеба в бакалавриате составит 4 года, в магистратуре - 1-2 года, в зависимости от специальности. Магистратура будет воспитывать "элитные кадры" - исследователей, менеджеров высшего звена. Бакалавриат будет более массовым.

Непрерывное образование

Число организаций, занимающихся переподготовкой кадров, должно быть увеличено. Подготовлены поправки в Закон "Об образовании", которые вводят инструмент общественно-профессиональной аттестации учреждений переподготовки и повышения квалификации кадров.

По материалам доклада министра А. Фурсенко подготовила Маргарита Шиц