.
Известия-НАУКА
24.12.04
Борис Бабаян ушел на Запад со всей командой
Ученый, который считается легендой вычислительной техники, стал жертвой "утечки умов"

Сергей Лесков

Директор Института микропроцессорных систем РАН, лауреат Ленинской и Государственной премий, член-корреспондент РАН Борис Бабаян стал директором по архитектуре в подразделении программных решений компании "Интел", где он руководит глобальным проектом по архитектуре вычислительных машин, технологии двоичной компиляции и технологии безопасных вычислений для борьбы с вирусами. Борис Бабаян - один из ключевых разработчиков отечественных машин класса "Эльбрус", предвосхитивших развитие мировой вычислительной техники, создатель комплексной электроники и микропроцессорных систем по оборонной тематике. Для российской науки, изнывающей от "утечки умов", потеря Бориса Бабаяна, который увел с собой крупный научный коллектив, - утрата невосполнимая.

Что значит для "Интела" новое кадровое пополнение? В советские времена, когда СССР и США находились в состоянии "холодной войны", Борис Бабаян был награжден тремя государственными наградами и двумя высшими премиями. Для "Интела" он пока не сделал ничего. Но мировой микропроцессорный лидер немедля наградил российского ученого титулом Intel Felow, которого в мире удостоился 41 человек, в Европе - вообще никто, вне США - еще 2-3 ученых. Сам Борис Бабаян скромно говорит, что это признание не столько его заслуг, сколько достижений российской науки. Впрочем, если учесть, что член-корреспондент РАН Бабаян привел в "Интел" всю группу компаний "Эльбрус" с отделениями в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске, то благодарность "Интела" понять можно и без сложных компьютерных вычислений. "Эльбрус", несмотря на экономические трудности 1990-х годов, смог сохранить научный потенциал, о чем свидетельствует сотрудничество с одним из лидеров компьютерного мира - американской Sun, которое продолжалось 12 лет.

Что будет с государственными заказами, которые, пусть и хлипким ручейком, но все же поступали этой команде? По словам Intel Felow Бабаяна, за 2 года наряду с работой по глобальным проектам нового работодателя будут завершены все взятые обязательства перед Россией. А потом - работа только на "Интел". Член-корреспондент РАН Борис Бабаян признал, что отныне вся интеллектуальная собственность, созданная его коллективом, поступает в собственность американского "Интела". Но любое новое достижение вырастает из прежнего опыта, который был приобретен в нашей стране, но стал ей не нужен. Кстати, член-корреспондент РАН Борис Бабаян - обладатель 11 американских и 5 российских патентов.

- Сегодня для российского ученого единственная возможность делать востребованные вещи - объединить усилия с западными партнерами, - сказал "Известиям" член-корреспондент РАН Борис Бабаян. - Обществу наши знания нужны, но государству - нет, не нужны. В создавшихся условиях уход в западную компанию позволяет сохранить потенциал российской науки, приобрести новые знания, набрать молодых специалистов, чтобы они не уходили из вуза торговать джинсами. Если жалко, что готовый специалист уезжает из МГУ на Запад, берите деньги за образование! Пусть платят и уезжают. Образование - это тоже бизнес. Когда на Западе много русских, в Россию поступает много заказов, на этом Индия живет. Если смотреть правде в глаза, то "утечка умов" в западные компании способствует инвестициям в российскую экономику и привлечению в страну новейших технологий. Может быть, если наша политика изменится, то через какое-то время российские специалисты из западных компаний будут возвращаться домой, как это происходит в Китае.

Символично, что Борис Бабаян был первым в мире студентом, который в 1951 году в МФТИ стал официально обучаться специальности "вычислительная техника". Долгое время Борис Бабаян работал вместе с создателем отечественной вычислительной техники Сергеем Лебедевым. Суперкомпьютеры семейства "Эльбрус" разрабатывались в 1970-х годах. "Эльбрус-1" мощностью 15 млн операций в секунду стал первым в мире компьютером, использующим суперскалярную архитектуру. Для конца 1970-х годов эта технология была уникальной. За рубежом она начала активно использоваться лишь через 10 лет. Первыми массовыми западными суперскалярными процессорами стали Intel Pentium, появившиеся в 90-х годах. В 1984 году в строй вступил вычислительный комплекс "Эльбрус-2" производительностью 125 млн операций в секунду. Решения, заложенные в проектировавшуюся машину "Эльбрус-3", были затем найдены Intel и Hewlett-Packard в процессорах Itanium. Но отечественная вычислительная техника взяла курс на копирование известных зарубежных машин. Компьютеры серии ЕС ЭВМ являлись аналогами продукции IBM, а семейство СМ ЭВМ повторяло технологии Digital Equipment. Это соперничество мы безнадежно проиграли, сохранив лицо лишь в отдельных областях, которые касаются архитектуры вычислительной техники, системной математики, методов проектирования, где и работает член-корреспондент РАН Борис Бабаян.

Именно машины "Эльбрус", обеспечивающие независимость от иностранных поставщиков, стоят на вооружении Российской армии. Последнее приобретение - многофункциональные вычислительные комплексы "Эльбрус-90 микро". В последние годы основные усилия команды Бабаяна были сосредоточены на создании отечественного процессора "Эльбрус-2000" (E2K)". Сначала работа финансировалась Sun, но потом E2K превратился в российский проект. Проектирование "Эльбрус-2000" завершено, однако выпуск процессора на рынок сдерживают финансовые причины. Несмотря на достоинства, российский процессор вряд ли сможет на равных конкурировать с зарубежными изделиями из-за недостатка средств на продвижение. Найти применение "Эльбрус-2000" смог бы только в России. Уже спроектирован вычислительный комплекс "Эльбрус-3м" на основе процессоров E2K, но найти инвестора не удается.

Russia? Never!

Для России главное - чтобы нас не боялись. Мы пришли к вице-президенту одной западной фирмы, который заведует инвестициями, с проектом, одобренным всеми его техническими специалистами. Он: "Russia? Never!" В другой известной фирме нам сказали: "Если вы все переедете сюда..." Вот это нужно от государства: чтобы Запад нас не боялся, чтобы Россия воспринималась как стабильная и предсказуемая страна, чтобы здесь могли построить фабрику. В Дрездене, немецкой "Силиконовой долине" концерн AMD построил фабрику стоимостью 1,9 млрд долларов. Фирма вложила $600 млн - остальное безвозмездно добавило государство. Немцы подсчитали, что инвестиции окупятся за 3-4 года. На фабрике нашли работу специалисты, которые сидели на пособии по безработице. К сожалению, в России это неприменимо. Пособие никто не платит, и налоги никто не платит. Вот дело правительства!